Форум » Поэзия, проза и публицистика » Презренной прозой говоря... » Ответить

Презренной прозой говоря...

Аленушка: Поэзии у нас посвящено несколько тем - а прозу незаслуженно обидели. Открытие темы навеяно Астрой. Часто встречаю в инете и в книгах строки, созвучные душе. Пусть будут тут. увеличить

Ответов - 49, стр: 1 2 3 4 5 All

Елена: Прочитала и сразу вспомнились... Садик был очень далеко от дома, надо было сначала дотопать до остановки, втиснуться в автобус и трястись около часа в душном, пропахшем бензином ПАЗике. Потом мама возращалась этим же маршрутом на работу, а вечером всё в том же дух.. И откуда силы она брала? Поэтому меня будили очень рано. Особенно запомнилось именно зимнее одевание)) Меня одевали в полусонном состоянии, я только иногда открывала глаза: вот горит тусклая лампочка в коридоре, а в комнате ещё ночь, мама меня пытается втиснуть в колготки, снова засыпаю..вот я уже на руках у мамы, моя голова на её плече и я вижу как удаляется наш дом, вернее вижу только светлое окошко-это та лампочка, что в коридоре...снова провал, последний раз я просыпаюсь, окончательно, в автобусе. Много людей, мама меня держит на руках по-прежнему..и вот не помню, неужели никто места так и не уступил?

Аленушка: Елена Меня в садик не водили - мотались по гарнизонам, мама первое время со мной и братом дома сидела. Но вот походы в школу помню хорошо - в первый класс, на Дальнем Востоке. Идти нужно было довольно далеко (особенно по детским меркам) - в деревню, через поле. Почему-то зима особенно помнится: ветрюган, метель, шуба цигейковая тяжеленная. Выходишь затемно - и ничего, никто не боялся отпускать нас, малых в такую даль. А до этого отец в Германии служил - там все цивилизованно было. Жили мы в огромном доме, детей - куча. К каждому подъезду - свой автобус подавали (но не желтый, как в американских фильмах, а зеленый - и тоже ПАЗик). Мы выходили заранее и ставили в очередь портфели. Когда автобус подъезжал - каждый вставал возле своего ранца, никакой давки. Потом колонной ехали в школу - она где-то в городе была, учились в ней только русские - дети военных.

Sidnet: Аленушка пишет: никто не боялся отпускать нас, малых в такую даль А уссурийские тигры там водились?


Аленушка: Sidnet А мы далеко от уссурийской тайги жили. Зато в 30-ти км от китайской границы. А в поле, через которое топали в школу, водились только коровы (и то не всегда - зимой их не было... может, тигры из Уссурийска набеги совершали? ) Если серьезно, то места там очень красивые - "где-то багульник на сопках цветет..." Сопки были, и багульник - его в феврале наломаешь, в воду поставишь - скоро зацветает. А пахнет! Лес был, только низкорослый. Помню, как летом часто горели сопки - и тогда по их склонам ползли красные змеи... А из-под Уссурийска отец как-то привез мешок шишек "сосны сибирской кедровой" (которую в обиходе зовут сибирским кедром) . А еще - огромную елку (только, кажется, это пихта была) и куски ствола дерева, которое все называли бархатным - у него и правда бархатистая кора. Их распиливали, и на срезах рисовали что-нибудь. У меня до сих пор на стене висит картинка - роза, нарисованная на спиле бархатного дерева...

Speranza: Аленушка И тут лирические отступления... Про прозу - наткнулась на фрагмент рассказа Андронникова "Первый раз на эстраде". Насмеялась вдоволь. Запись бы найти. Как он читал рассказ! Эта импровизация, живое слово... "Но тут ты заговорил о его творчестве. "Танеев не кастрюли паял,- сказал ты, - а создавал творения. И вот его лучшее детище, которое вы сейчас услышите". И ты несколько раз долбанул по лысине концертмейстера виолончелей, почтенного Илью Осиповича, так, что все и подумали, что это - любимое детище великого музыканта, впрочем, незаконное и посему носящее совершенно другую фамилию. Никто не понял, что ты говоришь о симфонии. Тогда ты решил уточнить и крикнул: "Сегодня мы играем Первую симфонию до-минор, це-моль! Первую, потому что у него были и другие, хотя Первую он написал сперва... Це-моль - это до-минор, а до-минор - це-моль. Это я говорю, чтобы перевести вам с латыни на латинский язык". Потом помолчал и крикнул: "Ах, что это, что это я болтаю. Как бы меня не выгнали!.."

Аленушка: Speranza Да у нас весь форум перекопать - то лирические отступления, то флуд. Но мне это нравится! А Андроников - да! Какие вкусные у него тембр голоса, интонации!

Speranza: Аленушка пишет: А Андроников - да! Какие вкусные у него тембр голоса, интонации! А энергетика! Штучный товар. Таких сейчас не делают. А его работы о Лермонтове!

Аленушка: Очень понравилось... Любовь похожа на море. Огромное море любви. Безбрежное. И ты сидишь себе на берегу, и тебя вдруг как накроет волной!.. Это любовь. Тебя несёт, кувыркает, ты почти ничего не видишь, ты не можешь дышать, тебя обжигают синие медузы, твоих ног касаются глазастые рыбы, ты плывёшь наугад, даже не наощупь... Ты раскидываешь руки, над тобой толща воды и пены, у тебя отрастают плавники-крылья, жабры и серебристая чешуя, ты наполнена любовью, ты и есть она! А потом волна вдруг сворачивается и начинает ползти к морю. И она может утащить тебя с собой - туда, в любовь, насовсем, без права возвращенья! Но тут, у кромки, так много всего, дорогого сердцу... Ты отчаянно цепляешься за уступы, камушки, шероховатости... чашки кофе, дурацкие сувениры, угол дивана, любимые пластинки... еще чуть-чуть... дарёное колечко, пара снимков, рубашка в клетку, складной ножик... Волна уходит в море. Ты лежишь на песке, тяжело дыша. Вокруг, влажные камни, ошмётки водорослей, мелкие рыбёшки, пластиковые стаканчики, пробки от бутылок... Ты приходишь в себя, оправляешься от потрясенья, обнимаешь коленки и смотришь вдаль. Она прийдёт, новая волна. Она всегда приходит. Море не может не дышать. Тебя опять накрывает любовью, ты барахтаешься, но быстро вспоминаешь навык полётов под водой, тебе хорошо, твоё тело невесомо, оно напитывается любовью, как солью и йодом... Тебя снова зовёт в море. Тебя уносит, с песком, с пеной, с ракушками... Но нет, нет, ты не можешь. Ты не умеешь еще, ты не хочешь!.. Вот тут звонок на двери, вот зеркало в прихожей, чай в пакетиках, вот его зубная щётка рядом с твоей... телефон, счастливый трамвайный билетик, старые письма... Любовь сползает с тебя, как светящаяся фосфорная кожа. Она слизывает остатки томленья и трепета, оставляя лишь память касаний... Однажды ты перестанешь цепляться за свои призраки и страхи, за воспоминанья, за выдумки. Ты раскинешь руки и откроешь глаза. Любовь тихонько подставит тебе свою дельфинью спину. И даже если будет уже слишком поздно, тебя всё равно унесёт в море. Всё равно... отсюда В этих красных камнях море вылизало норы, где живут удивлённые крабы и ракушки растят своих устриц. Я сижу, согнувшись, не шевелясь, словно продолжение этих валунов. Если я буду сидеть достаточно долго... достаточно для того, чтобы затвердеть и покрыться мелкими трещинками, стать холодной, шероховатой, розовой от закатного солнца... рано или поздно, камни примут меня, нашепчут новое имя, пустят поближе к воде. Сквозь дырочку в груди будет свистеть северный ветер. Ты будешь долго идти вдоль берега на звук, и найдёшь меня, как "куриного бога". И, возможно, унесёшь с собой, вдев солёную влажную нитку... на счастье. отсюда

Speranza: Иванова Анна. Письма в пути Я много раз наблюдала, как люди страшатся не столько одиночества, сколько оставаться наедине с самими собой. Они предпочитают собираться вместе, порой просто, чтобы повздыхать каждый о своих проблемах, пообсуждать друг друга. Пустые разговоры, ни о чем. По-моему, это пустая трата времени, они не приносят не радости, ни отдохновения, и уж совсем не ведут какому- либо развитию И при этом общение, чудо понимания, приятие - кажутся самым великолепным из чудес, которые дарит нам жизнь. Может именно от того, что это - чудо, и как всякое чудо так редко встречается. А может люди просто разучились видеть и слышать чудеса вокруг себя, которыми мир насыщен, только взгляни внимательно - от цветка и солнечных бликов на воде до шума морского прибоя Я недавно задумалась о том, что каждая волна настигает берег со своим уникальным звуком, со своей и только своей нотой, но вот что удивительно - море всегда, абсолютно всегда поет этими нотами гармонично. Вы слышали когда-нибудь диссонанс в морских волнах? Это всегда исключительной красоты мелодия, и в тихий бриз, и в шторм. Это ли не чудо ? Убеждена, каждый может видеть и слышать чудеса, надо только открыть душу, не прятать ее в раковину. Это миф, что люди с открытыми душами обязательно более ранимы, и поэтому сносят больше ударов судьбы. Они и не более одиноки, чем остальные, ибо открыв душу, ты находишься в гармонии с миром, а мир прекрасен. Разве пребывание в красоте может принести одиночество? И если такие, думаю, редкие люди открыты чуду, встретив понимание, могут испытать действительно счастье. Мы своими словами творим реальность. Виртуальная реальность с помощью слов обретает свой смысл, обретает плоть, воплощается в жизни. Я писала об ответственности за наши слова, которые могут либо ранить, либо ободрить. Какая это мелочь, по сравнению со всем величием, со всей мощью и мистической силой Слова! Мы играем в игры, не зная не только правил, но, даже не осознавая всей мощи и силы этих игр, не представляя их последствий. Мы рискуем из-за любви к риску, без цели, без смысла. Иллюзии. А ведь мы все их потом воплощаем в жизни. И свои, и чужие. И эти монстры - фантомы наших мыслей и чувств начинают играть нами. Боже, как мало светлых мыслей вокруг! Как одинока здесь любовь, в этом мире - и в реальном, и в виртуальном. Сколько силы ей нужно, чтобы противостоять силам зла и фантомам злобы!

Аленушка: Speranza пишет: Иллюзии. А ведь мы все их потом воплощаем в жизни.



полная версия страницы