Форум » Поэзия, проза и публицистика » Нас спасут стихи - 2 » Ответить

Нас спасут стихи - 2

Аленушка: Поэзия лечит душу.

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Аленушка: Соблазны по переписке Мой ангел по переписке, Дороги во всём виня, Далёкий и очень близкий, Не может хранить меня. И дьявол по телефону, В соблазнах своих не связн, Внушает во время оно Не действующий соблазн. За левым плечом есть место, За правым вакансий тьма. Я духа зову с насеста Во первых строках письма. И ночью, слова шифруя, У трубки прошу совет. Дождусь ли кого к утру я? Скорее всего, что нет. отсюда

Аленушка: Юрий Левитанский Собирались наскоро, Обнимались ласково, Пели-балагурили, Пили и курили... День прошел как не было - Не поговорили. Виделись - не виделись, Ни на что обиделись, Помирились - встретились, Шуму натворили... Год прошел как не было - Не поговорили. Так и жили наскоро, И любили ласково, Не считая тратили, Не скупясь дарили... Жизнь прошла как не было - Не поговорили.

Аленушка: Александр ГАЛИЧ - Окликнет эхо давним прозвищем, И ляжет снег покровом пряничным, Когда я снова стану маленьким, А мир опять большим и праздничным, Когда я снова стану облаком, Когда я снова стану зябликом, Когда я снова стану маленьким И снег опять запахнет яблоком, Меня снесут с крылечка, сонного, И я проснусь от скрипа санного, Когда я снова стану маленьким, И мир чудес открою заново... Полностью - тут


Speranza: Аленушка Чудесные стихи. НЕИЗБРАННАЯ ДОРОГА Опушка - и развилка двух дорог. Я выбирал с великой неохотой, Но выбрать сразу две никак не мог И просеку, которой пренебрег, Глазами пробежал до поворота. Вторая - та, которую избрал, - Нетоптаной травою привлекала: Примять ее - цель выше всех похвал, Хоть тех, кто здесь когда-то путь пытал, Она сама изрядно потоптала. И обе выстилали шаг листвой - И выбор, всю печаль его, смягчали. Неизбранная, час пробьет и твой! Но, помня, как извилист путь любой, Я на развилку, знал, вернусь едва ли. И если станет жить невмоготу, Я вспомню давний выбор поневоле: Развилка двух дорог - я выбрал ту, Где путников обходишь за версту. Все остальное не играет роли. Роберт Фрост

Аленушка: Что видит стекло ветровое, мотая клубок колеса? – обочину с пыльным подбоем, в горячке осенней леса, дороги расхлябанный синус, да кобальта легкий мазок над краем, где quercus и pinus врастают в голодный песок. отсюда

Аленушка: бесконечная осень, листвы круговая порука снегопад за окном - романтичная прорва безделья мы пытаемся выжить, пытаемся жить друг без друга и срываемся изредка на "а хочешь, я дам тебе денег?" ведь так хочется сделать хоть что-то: сорваться, приехать под листвой закружить в сумасшедшем, безоблачном танце задыхаться как прежде вдвоем от безумного смеха и не знать почему.... одеваться, потом раздеваться, собираться гулять, да так никуда и не ехать... бесконечная осень. до хруста зачитан бегбедер от гламурных газет - типографская корка на пальцах мы пытаемся жить, а выходит: "ну хочешь, приеду?" и скрываясь от зеркала, быстро бежишь одеваться... ведь так хочется глупо шутитить, не боясь неприятий, говорить до утра обо всем без вина и смотреть телевизор и руки не разжать из короткого круга объятий да и ехать все-го то чуть-чуть, не нужна даже виза... да и ехать все-го то чуть-чуть - не Сибирь, не Тольяти... ну а после в привычную морось рутиновых будней бесконечная нежность запекшейся коркой застынет "мы научимся жить друг без друга, мы больше не будем" и короткий звонок в воскресенье как пуля навылет "приезжай, приезжай, приезжай... я соскучилась, дурень" отсюда

MAGELLAN: Аленушка, а зачем клон темы... сезонные обострения!?.

Астра: MAGELLAN Магеллан (ушка), это не клон темы, это ее продолжение. Когда все сезоны делают оборот за год, что происходит? Правильно, опять ... зима.

Speranza: Аленушка пишет: Зонт поставишь - и растечется лужица. По Манежной и по Тверской Нравится мне одна миниатюра Леонида Енгибарян (Енгибарова). Зонтик. ...Немного помолчав, она сказала: "Но нам же негде жить, у нас нет дома". Он рассмеялся и сказал, что у него есть зонтик, совсем новый, который сам раскрывается, если нажать кнопку. И такой зонтик - это прекрасное жилье. Очень уютное для двоих. И в нем хорошо путешествовать, слушать дождь и еще... Но она не спросила, "что еще..." и ушла к другому, у которого была однокомнатная квартира со всеми удобствами, но, наверное, все-таки не было такого зонтика. Теперь, спустя много лет, она наконец поняла, какой это был чудесный зонтик. Это был маленький парашют, держась за который можно улетать далеко-далеко, особенно в дождливые дни... И ей тоскливо в своей уже трехкомнатной квартире, потому что, чем больше квартира, тем дальше друг от друга те, кто в ней живут. И когда идет дождь, она готова броситься из окна вниз, чтобы найти свой зонтик. Но разве с пятнадцатого этажа узнаешь, какой зонтик - твой?

MAGELLAN: ЛЕОНИД ФИЛАТОВ * * * Уже молчит в полях война Который год. И всё же ждёт его она, - И всё же ждёт. Бог знает, кто ему она, Наверное, жена… Ах, сколько там дорог-путей, В чужой стране! Ах, сколько было злых людей На той войне! А в это время ждут вестей, Наверное, вдвойне… Её солдат который год Лежит в полях. Дымится шлях – он к ней бредёт На костылях. Он к ней, наверное, придёт, Он всё-таки придёт… Она рукой слезу утрёт, Она права. Бранить за поздний твой приход – Её права. …Но наверху над ним растёт, Наверное, трава… ВИНТОВКА № 220339. Млел июнь. Томилось лето. Но уже случилось ЭТО. Срочно что-то, как-то, где-то надо было делать!.. Встал студент наизготовку, Приложил к плечу винтовку Номер двести двадцать тысяч триста тридцать девять. Педагог по диамату Выдал нам по дипломату – Я узнал о нём потом, что он – майор запаса. Уходили целым курсом, Целый курс полёг под Курском. Только Мишка Кузенков в Москве сидел, зараза. Танька, что ты, как ты, где ты?.. Как другие факультеты?.. Я пишу тебе, Танёк, уже из Будапешта. Танька, жди меня, паскуда, Я ведь жив ещё покуда, И хирурги говорят, что есть ещё надежда!.. Млел июнь. Томилось лето. Но уже случилось ЭТО. Срочно что-то, как-то, где-то надо было делать… …Если скажут, что я помер, То моей могилы номер – Вспомни! - двести двадцать тысяч триста тридцать девять. ПОЛИЦАЙ. Горько плачет полицай – Кулачище – в пол-лица: Не таи обиды, Верка, На папаню-подлеца. Смотрят из-под кулака Два гвоздочка, два зрачка… Ох, и жутко в одиночку Слушать вечером сверчка!.. Верещит в углу сверчок, Верещит – и вдруг молчок!.. Ты себя, папаня, продал За немецкий пятачок… Помнишь, дождик моросил, Ты кому-то всё грозил, Ты чего это такое В жёлтом кобуре носил?.. С крыши капает вода, Забывается беда… Помнишь Ольгиного Лёшку – Ты за что его тогда?.. Помнишь, осенью в Литве Ты зарыл его в листве, А потом с охальным делом Приходил к его вдове?.. Водка зябнет на столе, Ты опять навеселе… Как ты слышишь, как ты дышишь, Как ты ходишь по земле?.. Вот приходит месяц май, О былом не поминай… Помирай скорей, папаня, Поскорее помирай… ТРУС. Я торчу в снегу, как зимний колос, Тоненький, бездумный и больной. Слышу я, как кто-то воет в голос, Чувствую, что голос этот – мой. Знаю, что сейчас кричать не надо, Но остановиться не могу… Ох, какой прищур у лейтенанта! Ах, какое солнце на снегу! А вчера таким же днём погожим Я, в друзьях увидевший врагов, Был убит, расстрелян, укокошен Пулемётной яростью зрачков. А солдаты ружья чистят снова, Будни окаянные кляня, И опять стреляют, как в живого, В мёртвого. В убитого. В меня. ВОЙНА. Что же это был за поход?.. Что же это был за народ?.. Или доброты в этот год На планете был недород?.. Не поймёт ни враг наш, ни друг, Как же это сразу и вдруг Населенье целой страны Выродилось в бешеных сук!.. Если вдруг чума, то дома Всё-таки на прежних местах, Если люди сходят с ума, Всё-таки не все и не так!.. Детям не поставишь в вину, Что они играют в «войну» И под словом «немец» всегда Подразумевают страну. Как же мы теперь объясним Горьким пацанятам своим, Что не убивали детей Братья по фамилии Гримм? Что же это был за поход?.. Что же это был за народ?.. Или «жизнь» и «смерть» в этот год Понимались наоборот?.. БАЛЛАДА О ПОСЛЕДНЕЙ РУБАХЕ. …А комод хранил рубахи, как надежды… А война уже не шла который год… И последняя на шест была надета И поставлена на чей-то огород. Это так невероятно и жестоко, Что стоишь не огорчён, а изумлён, Как над дудочкой лихого скомороха, О котором узнаёшь, что он казнён. А хозяин был такой весёлый малый, А хозяин – вам, наверно, невдомёк – На вокзале так смешно прощался с мамой, Что погибнуть просто-напросто не мог… ПОЛОСА ПРЕПЯТСТВИЙ. Не о том разговор, как ты жил до сих пор, Как ты был на решения скор, Как ты лазал на спор через дачный забор И препятствий не видел в упор... Да, ты весело жил, да, ты счастливо рос, Сладко елось тебе и спалось, Только жизнь чередует жару и мороз, Только жизнь состоит из полос... И однажды затихнут друзей голоса, Сгинут компасы и полюса, И свинцово проляжет у ног полоса, Испытаний твоих полоса... Для того-то она и нужна, старина, Для того-то она и дана, Чтоб ты знал, какова тебе в жизни цена С этих пор и на все времена. Ты ее одолей. Не тайком, не тишком, Не в объезд -- напрямик и пешком, И не просто пешком, то бишь вялым шажком, А ползком да еще с вещмешком!.. И однажды сквозь тучи блеснут небеса И в лицо тебе брызнет роса — Это значит, что пройдена та полоса, Ненавистная та полоса... А теперь отдыхай и валяйся в траве, В безмятежное небо смотри... Только этих полос у судьбы в рукаве Не одна, и не две, и не три...



полная версия страницы