Форум » Поэзия, проза и публицистика » Нас спасут стихи - 2 » Ответить

Нас спасут стихи - 2

Аленушка: Поэзия лечит душу.

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Аленушка: (Зацепило...) ты уезжаешь в город на Неве, ласкать фонтаны, слушать злую скрипку, а я сижу в смеющейся Москве и не могу забыть твою улыбку и не могу очнуться от зимы в которой за руки держались как подростки в которой были так смешно незврослы и все таки ведь это были мы? ты уезжаешь в город на Неве молчать в кулак, смотреть в кофейнях в стенку а я рисю на сырой траве твою ладонь и пачкая коленки ползу по ней до серой синевы промокшего асфальта под балконом чтоб написать, что я хочу Невы в твоих руках и губ горячих... помнишь когда мы познакомились была такая злая стужа, минус тридцать? а когда съехались, то под окном цвела рябина красным... глупо торопиться нам говорили все наперебой. а мы пекли блины, забыв о главном.... я не умею - видишь? - не с тобой. пожалуйста, не уезжай, мой славный. отсюда

Speranza: * * * и белой лебедью сквозь сумерки твоя рука души моей коснулась и поманила покачаться вместе с небом на поседевшем облаке мечты * * * облокотившись на мраморный постамент памяти он перелистывал свои потери * * * неосторожных слов сладчайшая беспечность уже в который раз ты горечью сочишься из всех щелей разлуки Татьяна Очеретян

Аленушка: Екатерина ГОРБОВСКАЯ Я думала, что главное в погоне за судьбой - Малярно-ювелирная работа над собой: Над всеми недостатками, Которые видны, Над скверными задатками, Которые даны, Волшебными заплатками, Железною стеной Должны стоять достоинства, Воспитанные мной. Когда-то я так думала По молодости лет. Казалось, это главное, А оказалось - нет. Из всех доброжелателей никто не объяснил, Что главное, чтоб кто-нибудь Вот так тебя любил: Со всеми недостатками, Слезами и припадками, Скандалами и сдвигами И склонностью ко лжи - Считая их глубинами, считая их загадками, Неведомыми тайнами твоей большой души.


Аленушка: 9 октября день рождения Марины Цветаевой... Уж сколько их упало в эту бездну, Разверзтую вдали! Настанет день, когда и я исчезну С поверхности земли. Застынет все, что пело и боролось, Сияло и рвалось. И зелень глаз моих, и нежный голос, И золото волос. И будет жизнь с ее насущным хлебом, С забывчивостью дня. И будет все - как будто бы под небом И не было меня! Изменчивой, как дети, в каждой мине, И так недолго злой, Любившей час, когда дрова в камине Становятся золой. Виолончель, и кавалькады в чаще, И колокол в селе... - Меня, такой живой и настоящей На ласковой земле! К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры, Чужие и свои?!- Я обращаюсь с требованьем веры И с просьбой о любви. И день и ночь, и письменно и устно: За правду да и нет, За то, что мне так часто - слишком грустно И только двадцать лет, За то, что мне прямая неизбежность - Прощение обид, За всю мою безудержную нежность И слишком гордый вид, За быстроту стремительных событий, За правду, за игру... - Послушайте!- Еще меня любите За то, что я умру. ___________________ Не знаю, может, надо было взять другие стихи - у меня много любимых цветаевских. Но вот это: - Меня, такой живой и настоящей На ласковой земле! К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры, Чужие и свои?!- Я обращаюсь с требованьем веры И с просьбой о любви. - всегда бьет в самое сердце...

Speranza: Аленушка Очень проникновенное стихотворение. Из тех, что навсегда запоминаются. И у меня много любимого, цветаевского. Мне кажется, сборники ее стихов постоянно переиздаются. Сужу так из своих наблюдений в книжных магазинах, там всегда есть новые издания разных издательств. Я сама не удержалась от чудесно изданного сборника Цветаевой, хотя намеревалась купить совсем иных авторов.

Аленушка: Елена Касьян Есть повод Ты - камень-вода, ты сон мимо льда, ты эхо в горах и в пропасти страх, вдоль тебя пролетают птицы. Я - память зимы, я оттиск каймы, я сон на весу, я лента в косу, сквозь меня проплывают лица. Нет места, где мы вместе, где в снах, танцах сплетать пальцы. Есть повод родиться снова, взлетая следом в другое небо. Ты - тающий снег, ты вечный побег, ты плоть пустоты, ты имя воды, вдоль тебя протекают реки. Я - росчерк пера, я просто игра, я звук в унисон, я утренний сон, сквозь меня размыкают веки. Нет места, где мы вместе, где в снах, танцах сплетать пальцы. Есть повод родиться снова, взлетая следом в другое небо. ___________________________________________ Елена Касьян - бард из Львова. Ее блог в ЖЖ: http://pristalnaya.livejournal.com/ А эту песню (и еще несколько) можно скачать со странички ее профиля: http://pristalnaya.livejournal.com/profile (Кстати, она интересно пишет и хорошо поет.)

Аленушка: ...Я устала, мне все сильней недужится. Потянуло сыростью и тоской. Зонт поставишь - и растечется лужица. По Манежной и по Тверской Между псами, днями, ногами, урнами Ходят служащие-дожди. Я нудьгую, сонечко, як по-дурному, як нiколи i як завжди... полностью тут Вот если бы эти стихи были не от подруги к подруге - сказала бы, что про меня.

Аленушка: Марина ЦВЕТАЕВА Наконец-то встретила Надобного - мне: У кого-то смертная Надоба - во мне. Что для ока - радуга, Злаку - чернозем - Человеку - надоба Человека - в нем. Мне дождя, и радуги, И руки - нужней Человека надоба Рук - в руке моей. И за то, что с язвою Мне принес ладонь - Эту руку - сразу бы За тебя в огонь!

Аленушка: Тощие кошки, кошек никто не кормит, кошки крикливы, наглы и голоштанны. Я растворяюсь, нет, я пускаю корни, утро приходит, если на подоконник падают виноградины и каштаны. Я не войду наверх, я пристроюсь возле, где бирюзовый мед обнимает скалы. Губы хватают пряный горячий воздух. Осень, моя возлюбленная, стервозна, больше, чем на неделю не отпускает. Господи, кто там лечит, и кто там хнычет, чье там движенье крыл ли, шуршанье лап ли, кто там дыханье ночи в карманах нычит? В море луна замочила подол и нынче хмуро роняет с него золотые капли. ВСЕ - ТУТ

Аленушка: мой город холоден. утро втекает в полдень. рассвет жеманен и бесконечно липок. я выжат, жалок, смешон и, наверное, голоден без твоих обид и моих ошибок. ты где-то ходишь, учишь меня прощаться, не ждать, не помнить, стать, наконец, взрослее... а мне хотелось бы вовсе не возвращаться, туда, где почему-то меня жалеют. а мне хотелось бы все повернуть иначе, воткнуть печаль как кинжал наконец-то в ножны, забыть, что ты когда очень скучаешь - плачешь, забыть, что и я, к сожалению, тоже... Остальное - тут

Аленушка: Соблазны по переписке Мой ангел по переписке, Дороги во всём виня, Далёкий и очень близкий, Не может хранить меня. И дьявол по телефону, В соблазнах своих не связн, Внушает во время оно Не действующий соблазн. За левым плечом есть место, За правым вакансий тьма. Я духа зову с насеста Во первых строках письма. И ночью, слова шифруя, У трубки прошу совет. Дождусь ли кого к утру я? Скорее всего, что нет. отсюда

Аленушка: Юрий Левитанский Собирались наскоро, Обнимались ласково, Пели-балагурили, Пили и курили... День прошел как не было - Не поговорили. Виделись - не виделись, Ни на что обиделись, Помирились - встретились, Шуму натворили... Год прошел как не было - Не поговорили. Так и жили наскоро, И любили ласково, Не считая тратили, Не скупясь дарили... Жизнь прошла как не было - Не поговорили.

Аленушка: Александр ГАЛИЧ - Окликнет эхо давним прозвищем, И ляжет снег покровом пряничным, Когда я снова стану маленьким, А мир опять большим и праздничным, Когда я снова стану облаком, Когда я снова стану зябликом, Когда я снова стану маленьким И снег опять запахнет яблоком, Меня снесут с крылечка, сонного, И я проснусь от скрипа санного, Когда я снова стану маленьким, И мир чудес открою заново... Полностью - тут

Speranza: Аленушка Чудесные стихи. НЕИЗБРАННАЯ ДОРОГА Опушка - и развилка двух дорог. Я выбирал с великой неохотой, Но выбрать сразу две никак не мог И просеку, которой пренебрег, Глазами пробежал до поворота. Вторая - та, которую избрал, - Нетоптаной травою привлекала: Примять ее - цель выше всех похвал, Хоть тех, кто здесь когда-то путь пытал, Она сама изрядно потоптала. И обе выстилали шаг листвой - И выбор, всю печаль его, смягчали. Неизбранная, час пробьет и твой! Но, помня, как извилист путь любой, Я на развилку, знал, вернусь едва ли. И если станет жить невмоготу, Я вспомню давний выбор поневоле: Развилка двух дорог - я выбрал ту, Где путников обходишь за версту. Все остальное не играет роли. Роберт Фрост

Аленушка: Что видит стекло ветровое, мотая клубок колеса? – обочину с пыльным подбоем, в горячке осенней леса, дороги расхлябанный синус, да кобальта легкий мазок над краем, где quercus и pinus врастают в голодный песок. отсюда

Аленушка: бесконечная осень, листвы круговая порука снегопад за окном - романтичная прорва безделья мы пытаемся выжить, пытаемся жить друг без друга и срываемся изредка на "а хочешь, я дам тебе денег?" ведь так хочется сделать хоть что-то: сорваться, приехать под листвой закружить в сумасшедшем, безоблачном танце задыхаться как прежде вдвоем от безумного смеха и не знать почему.... одеваться, потом раздеваться, собираться гулять, да так никуда и не ехать... бесконечная осень. до хруста зачитан бегбедер от гламурных газет - типографская корка на пальцах мы пытаемся жить, а выходит: "ну хочешь, приеду?" и скрываясь от зеркала, быстро бежишь одеваться... ведь так хочется глупо шутитить, не боясь неприятий, говорить до утра обо всем без вина и смотреть телевизор и руки не разжать из короткого круга объятий да и ехать все-го то чуть-чуть, не нужна даже виза... да и ехать все-го то чуть-чуть - не Сибирь, не Тольяти... ну а после в привычную морось рутиновых будней бесконечная нежность запекшейся коркой застынет "мы научимся жить друг без друга, мы больше не будем" и короткий звонок в воскресенье как пуля навылет "приезжай, приезжай, приезжай... я соскучилась, дурень" отсюда

MAGELLAN: Аленушка, а зачем клон темы... сезонные обострения!?.

Астра: MAGELLAN Магеллан (ушка), это не клон темы, это ее продолжение. Когда все сезоны делают оборот за год, что происходит? Правильно, опять ... зима.

Speranza: Аленушка пишет: Зонт поставишь - и растечется лужица. По Манежной и по Тверской Нравится мне одна миниатюра Леонида Енгибарян (Енгибарова). Зонтик. ...Немного помолчав, она сказала: "Но нам же негде жить, у нас нет дома". Он рассмеялся и сказал, что у него есть зонтик, совсем новый, который сам раскрывается, если нажать кнопку. И такой зонтик - это прекрасное жилье. Очень уютное для двоих. И в нем хорошо путешествовать, слушать дождь и еще... Но она не спросила, "что еще..." и ушла к другому, у которого была однокомнатная квартира со всеми удобствами, но, наверное, все-таки не было такого зонтика. Теперь, спустя много лет, она наконец поняла, какой это был чудесный зонтик. Это был маленький парашют, держась за который можно улетать далеко-далеко, особенно в дождливые дни... И ей тоскливо в своей уже трехкомнатной квартире, потому что, чем больше квартира, тем дальше друг от друга те, кто в ней живут. И когда идет дождь, она готова броситься из окна вниз, чтобы найти свой зонтик. Но разве с пятнадцатого этажа узнаешь, какой зонтик - твой?

MAGELLAN: ЛЕОНИД ФИЛАТОВ * * * Уже молчит в полях война Который год. И всё же ждёт его она, - И всё же ждёт. Бог знает, кто ему она, Наверное, жена… Ах, сколько там дорог-путей, В чужой стране! Ах, сколько было злых людей На той войне! А в это время ждут вестей, Наверное, вдвойне… Её солдат который год Лежит в полях. Дымится шлях – он к ней бредёт На костылях. Он к ней, наверное, придёт, Он всё-таки придёт… Она рукой слезу утрёт, Она права. Бранить за поздний твой приход – Её права. …Но наверху над ним растёт, Наверное, трава… ВИНТОВКА № 220339. Млел июнь. Томилось лето. Но уже случилось ЭТО. Срочно что-то, как-то, где-то надо было делать!.. Встал студент наизготовку, Приложил к плечу винтовку Номер двести двадцать тысяч триста тридцать девять. Педагог по диамату Выдал нам по дипломату – Я узнал о нём потом, что он – майор запаса. Уходили целым курсом, Целый курс полёг под Курском. Только Мишка Кузенков в Москве сидел, зараза. Танька, что ты, как ты, где ты?.. Как другие факультеты?.. Я пишу тебе, Танёк, уже из Будапешта. Танька, жди меня, паскуда, Я ведь жив ещё покуда, И хирурги говорят, что есть ещё надежда!.. Млел июнь. Томилось лето. Но уже случилось ЭТО. Срочно что-то, как-то, где-то надо было делать… …Если скажут, что я помер, То моей могилы номер – Вспомни! - двести двадцать тысяч триста тридцать девять. ПОЛИЦАЙ. Горько плачет полицай – Кулачище – в пол-лица: Не таи обиды, Верка, На папаню-подлеца. Смотрят из-под кулака Два гвоздочка, два зрачка… Ох, и жутко в одиночку Слушать вечером сверчка!.. Верещит в углу сверчок, Верещит – и вдруг молчок!.. Ты себя, папаня, продал За немецкий пятачок… Помнишь, дождик моросил, Ты кому-то всё грозил, Ты чего это такое В жёлтом кобуре носил?.. С крыши капает вода, Забывается беда… Помнишь Ольгиного Лёшку – Ты за что его тогда?.. Помнишь, осенью в Литве Ты зарыл его в листве, А потом с охальным делом Приходил к его вдове?.. Водка зябнет на столе, Ты опять навеселе… Как ты слышишь, как ты дышишь, Как ты ходишь по земле?.. Вот приходит месяц май, О былом не поминай… Помирай скорей, папаня, Поскорее помирай… ТРУС. Я торчу в снегу, как зимний колос, Тоненький, бездумный и больной. Слышу я, как кто-то воет в голос, Чувствую, что голос этот – мой. Знаю, что сейчас кричать не надо, Но остановиться не могу… Ох, какой прищур у лейтенанта! Ах, какое солнце на снегу! А вчера таким же днём погожим Я, в друзьях увидевший врагов, Был убит, расстрелян, укокошен Пулемётной яростью зрачков. А солдаты ружья чистят снова, Будни окаянные кляня, И опять стреляют, как в живого, В мёртвого. В убитого. В меня. ВОЙНА. Что же это был за поход?.. Что же это был за народ?.. Или доброты в этот год На планете был недород?.. Не поймёт ни враг наш, ни друг, Как же это сразу и вдруг Населенье целой страны Выродилось в бешеных сук!.. Если вдруг чума, то дома Всё-таки на прежних местах, Если люди сходят с ума, Всё-таки не все и не так!.. Детям не поставишь в вину, Что они играют в «войну» И под словом «немец» всегда Подразумевают страну. Как же мы теперь объясним Горьким пацанятам своим, Что не убивали детей Братья по фамилии Гримм? Что же это был за поход?.. Что же это был за народ?.. Или «жизнь» и «смерть» в этот год Понимались наоборот?.. БАЛЛАДА О ПОСЛЕДНЕЙ РУБАХЕ. …А комод хранил рубахи, как надежды… А война уже не шла который год… И последняя на шест была надета И поставлена на чей-то огород. Это так невероятно и жестоко, Что стоишь не огорчён, а изумлён, Как над дудочкой лихого скомороха, О котором узнаёшь, что он казнён. А хозяин был такой весёлый малый, А хозяин – вам, наверно, невдомёк – На вокзале так смешно прощался с мамой, Что погибнуть просто-напросто не мог… ПОЛОСА ПРЕПЯТСТВИЙ. Не о том разговор, как ты жил до сих пор, Как ты был на решения скор, Как ты лазал на спор через дачный забор И препятствий не видел в упор... Да, ты весело жил, да, ты счастливо рос, Сладко елось тебе и спалось, Только жизнь чередует жару и мороз, Только жизнь состоит из полос... И однажды затихнут друзей голоса, Сгинут компасы и полюса, И свинцово проляжет у ног полоса, Испытаний твоих полоса... Для того-то она и нужна, старина, Для того-то она и дана, Чтоб ты знал, какова тебе в жизни цена С этих пор и на все времена. Ты ее одолей. Не тайком, не тишком, Не в объезд -- напрямик и пешком, И не просто пешком, то бишь вялым шажком, А ползком да еще с вещмешком!.. И однажды сквозь тучи блеснут небеса И в лицо тебе брызнет роса — Это значит, что пройдена та полоса, Ненавистная та полоса... А теперь отдыхай и валяйся в траве, В безмятежное небо смотри... Только этих полос у судьбы в рукаве Не одна, и не две, и не три...

Аленушка: Юрий Левитанский * * * Дня не хватает, дни теперь все короче. Долгие ночи, в окнах горят огни. А прежде нам все никак не хватало ночи. А прежде - какие длинные были дни! А прежде, я помню, день бесконечно длился - солнце палило, путь мой вдали пылился, гром вдали погромыхивал, дождик лился, пот с меня градом лился, я с ног валился, падал в траву, как мертвый, не шевелился, а день не кончался, день продолжался, длился - день не кончался, длился и продолжался, сон мой короткий явью перемежался, я засыпал, в беспамятство погружался, медленно самолет надо мной снижался, он надо мной кружился, он приближался, а день не кончался, длился и продолжался - день продолжался, длился и не кончался, я еще шел куда-то, куда-то мчался, с кем-то встречался, в чье-то окно стучался, с кем-то всерьез и надолго я разлучался, и засыпал, и пол подо мной качался, а день продолжался, длился и не кончался...

Аленушка: Я живу - где живётся, где жить не надо. Где завеса тумана между мирами - чуть заметна, прозрачна, легка, тонка. Где полнеба из горького шоколада, А наискось по небу, по недонебу - путь-дорога из птичьего молока. Где так весело, где так беспомощно, где так бестыже-бесстрашно-невинно Было порвано небо однажды в порыве (и был недолёт недолетом) И забрызгано, и затуманено Андроме.. да, молоком андрогина. И ещё чем-то тёплым и горьким. Ну, смейтесь. Хотя я, вообще, не об этом. Я не хотела вот так... но уже появлялись созвездия. Шар возникал слишком рано. Задумке моей вопреки. Позже какой-то дурак полюса создал с целью возмездия, Нарисовал океаны и вылепил материки. Вот ведь кому-то не повезло. Жить ведь кому-то в оковах тела. Псих этот сделал так мне назло. Я не хотела. Я-то живу, ничего. Там, где ни пота, ни хлеба. Нет где "лица своего". Где безграничное небо. Я бы для всех... я бы навек... Я бы такую планету на вашей орбите... Вышло: "Земля" и "человек". Ну, извините. отсюда

Аленушка: давай с тобой выйдем, выпьем на брудершафт, давай чуть раньше свернем со своих дорог, давай ты поправишь нежнее мой старый шарф от этой зимы я как-то совсем продрог давай с тобой выпьем, неважно чего, но ты мне будешь потом говорить, будто я права давай ты будешь смеяться и мять цветы неловко, смущаясь, как будто это трава я плачу. видишь? небо держу в руках твои послания читаю на рукаве твои смс уместятся в десяти строках а по моим составлены книги. две. давай с тобой выйдем, просто свернем с пути давай чуть легче, к небу наискосок нам хватит сил на здравствуй и на прости а дальше пусть будет так, как рассудит бог отсюда

Аленушка: она произносит: лес,– и он превращается в лес с травой по колено, с деревьями до небес, и входит она в свеченье зелёных крон, и лес обступает её с четырёх сторон, она произносит: свет,– и он превращается в свет, и нет никого на свете, и слова нет, и облако белой глиной сворачивается в клубок пока еле слышно она произносит: бог... http://serge-shestakov.livejournal.com/78021.html

Аленушка: расслоилась воздуха слюда, в прежние миры открылся лаз, темная закончилась вода, светлая вода не началась, все слова у нас наперечет, и не важно, кто поднимет бровь, и небесный маятник качнет, и запустит будущее вновь... http://serge-shestakov.livejournal.com/79753.html

Аленушка: – будешь мне сетью, облаком, алтарем, будешь мне кровом, воздухом, букварем, тьмой от неверья, светом от корч и порч, вестью, чтоб вместе, дестью, чтоб в печь и прочь... – буду тебе денницей, слезой, тропой, песнью и перстью, буду тебе тобой, крепью на глине, хлебом на мураве, ласточкой в небе, косточкой в рукаве... – будешь мне явью, варенька, будешь сном, сколько столетий минуло день за днем, шелк на тебе, на мне шутовской хитон, слышишь, звенят бубенчики: дон-дин-дон... – буду тебе десницей, цевницей, мглой, смертной истомой, в сердце тупой иглой, мой господин с меня не спускает глаз, чем, дурачок, еще ты потешишь нас... – будешь мне тризной, братиной будешь мне, солнечным бликом, варенька, на стене, твой господин покой обретет земной, что ему пыль, полынь да ковыль степной... – слышу, звенят бубенчики: дон-дин-дон, чую, идут ветра с четырех сторон... воды сомкнулись, стебли переплелись, и на листе багряном – зеленый лист... http://serge-shestakov.livejournal.com/76786.html

Аленушка: – годы и мили, осени запах мыльный, это уносит время на всех парах все, чем мы были, все, чем мы были, милый, все, что мы помним, помним, как помнит прах... – знаю, что солнце скрылось, что в сердце – стылость, рядом побудь – и выстоим дольше скал, только бы слово, только бы слово длилось, только бы голос, голос не умолкал... – все наши клятвы, милый, любови даже легче слезы, короче, чем смертный миг, вот мы и стали, вот мы и стали дальше, вот мы и старше, старше себя самих... – знаю, что тянет в нети вся тьма на свете, рядом побудь – и сгинет за край земли, только бы губы, только бы губы эти, только бы эти, эти глаза цвели... – значит, не верить ливням и ветру, милый, значит, объятье шире предзимней мглы? – там, где любили, годы поют и мили, там, где любили, там, где любили мы... http://serge-shestakov.livejournal.com/76786.html

Аленушка: Юрий Долгушин Улитки Скользя по лунному лучу, по зыбкой серебристой нитке сползали звёзды, как улитки, и скатывались вниз, к ручью, в зеркальных превращаясь рыб, и в бурунах на перекатах, расправив плавники крылато, по-птичьи вились среди глыб, рты раскрывая хищно, немо, взлетали среди брызг дугой. Я их выхватывал рукой и выпускал в ночное небо... Они по лезвию луча, по зыбкой серебристой нитке ползли на небо, как улитки, на берег млечного ручья. отсюда

Шалый: Слишком короток век (А.Макаревич) Слишком короток век - Позади до обидного мало Был мороз - не мороз Да и зной был не очень-то зной Только с каждой весной Все острей ощущенье финала Этой маленькой пьесы Что придумана явно не мной Это словно в кино - Где мы в зале и мы на экране Всем обещан полет И сверкают огни полосы Только время пришло - Отпирая трезвонят ключами И разрушено все - И с тревогой глядишь на часы Кто тут прав, кто не прав Я прошу вас не надо не спорьте Слишком короток век - Не прошел бы за спорами весь Мы увидимся все В позаброшенном аэропорте При попытке успеть На когда-то объявленный рейс. Мы увидимся все В позаброшенном аэропорте При попытке успеть На когда-то отправленный рейс. Слишком короток век...

Аленушка: А вот мне интересно... "Слишком короток век" очень напоминает "Я не видел войны..." - ритм стихов один в один, да и мелодии, по-моему, тоже похожи. Образы перекликаются... Не, я не обвиняю Макаревича в плагиате (у самого себя, ага ) - просто интересно... Я не видел войны, я родился значительно позже, Я ее проходил и читал про нее с детских лет. Сколько книг про войну, - где как будто все очень похоже, - Есть и это и то, только самого главного нет. Я не верю певцам на эстрадах, украшенных светом, Сомневаюсь в кино, - там в кино все уж очень цветно. Кто всерьез воевал, почему-то не любит об этом, Может быть, оттого, что об этом в словах не дано. Только слышишь, - звучит, проступает из стен Ленинграда, Тихо-тихо поет и в тебе, и во мне, и вокруг. Может быть, про войну слишком много и громко не надо, Чтобы ревом фанфар не спугнуть, не убить этот звук. Сорок раз был январь, сорок раз праздник первого снега, Сорок раз таял снег, отступая с приходом весны. Сорок лет – это миг, это даже еще не полвека, Как недолго пока удавалось прожить без войны...

Аленушка: Это действительно так: стихи приходят именно в тот момент, когда нужно особенное слово - и попадают в самое сердце... А если не попадают - значит, не те стихи... Последние стихи...Чужие стихи – это же еда, не лакомство (на удивление отвратительное слово). Они нужны ровно в тот момент, когда должны к тебе прийти. Когда тебе надо их съесть, чтобы жить.Эти стихи, наверное, последние, Человек имеет право перед смертью высказаться, Поэтому мне ничего больше не совестно. Я всю жизнь пыталась быть мужественной, Я хотела быть достойной твоей доброй улыбки Или хотя бы твоей доброй памяти. Но мне это всегда удавалось плохо, С каждым днем удается все хуже, А теперь, наверно, уже никогда не удастся. Вся наша многолетняя переписка И нечастые скудные встречи — Напрасная и болезненная попытка Перепрыгнуть законы пространства и времени. Самое поразительное, что это стихотворение 1941 года. Прожившая уже тридцать с лишним лет, бывшая выпускница советского Литературного института, сочинявшая разрешенные стихи в духе времени, в стиле Багрицкого, ничем не лучше и не хуже других, Елена Ширман написала вдруг в начале войны стихотворение, которое было не о войне и которое как будто перескочило время. И саму войну, и советскую официальную мерзость, и даже сам поэтический язык. Это были стихи свободного человека. Который, возможно, знал, что скоро умрет. (Отсюда и право назвать их «последними».) Ни смысла рифмовать, ни писать социально значимые стихи, ни смысла укладываться в разрешенную систему у человека, все это написавшего, не было. Какой вообще может быть смысл у прорыва – кроме самого прорыва? Какая еще нужна правда, кроме этой? Только писать длинное и пронзительное стихотворение – как письмо. Вполне реальному человеку, чьего поцелуя ты уже никогда не почувствуешь. Вот интересно, что почувствовал адресат, если стихи до него дошли? Подумал, что так не пишут? Что – так – нельзя? Вот интересно, что почувствовал адресат, если стихи дошли до него как письмо, когда написавший это письмо-стихи уже умер? Через год, в 1942-м, в станице Ремонтной Ростовской области Елена Ширман оказалась в руках нацистов и была убита... ...Все красивое на земле мне хочется называть твоим именем: Все цветы, все травы, все тонкие ветки на фоне неба, Все зори и все облака с розовато-желтой каймою – Они все на тебя похожи. Я удивляюсь, как люди не замечают твоей красоты, Как спокойно выдерживают твое рукопожатье, Ведь руки твои – конденсаторы счастья, Они излучают тепло на тысячи метров, Они могут растопить арктический айсберг, Но мне отказано даже в сотой калории, Мне выдаются плоские буквы в бурых конвертах, Нормированные и обезжиренные, как консервы, Ничего не излучающие и ничем не пахнущие. (Я то, что я есть, и я говорю, что мне хочется.) ...Как в объемном кино, ты сходишь ко мне с экрана, Ты идешь по залу, живой и светящийся, Ты проходишь сквозь меня как сновидение, И я не слышу твоего дыхания. ...Твое тело должно быть подобно музыке, Которую не успел написать Бетховен, Я хотела бы день и ночь осязать эту музыку, Захлебнуться ею, как морским прибоем. (Эти стихи последние, и мне ничего больше не совестно.)... Я завещаю девушке, которая будет любить тебя: Пусть целует каждую твою ресницу в отдельности, Пусть не забудет ямочку за твоим ухом, Пусть пальцы ее будут нежными, как мои мысли. (Я то, что я есть, и это не то, что нужно.) ...Я могла бы пройти босиком до Белграда, И снег бы дымился под моими подошвами, И мне навстречу летели бы ласточки, Но граница закрыта, как твое сердце, Как твоя шинель, застегнутая на все пуговицы. И меня не пропустят. Спокойно и вежливо Меня попросят вернуться обратно. А если буду, как прежде, идти напролом, Белоголовый часовой поднимет винтовку, И я не услышу выстрела – Меня кто-то как бы негромко окликнет, И я увижу твою голубую улыбку совсем близко, И ты – впервые – меня поцелуешь в губы. Но конца поцелуя я уже не почувствую. Полностью стихи и текст - ТУТ

Speranza: Аленушка Стихи Е. Ширман были опубликованы на сайте поэтов - фронтовиков, так я и узнала об этом имени. Меня тоже поразило это прощальное объяснение в любви в предчувствии собственной смерти. Нашла ее биографию и еще больше изумилась - как она верно угадала свое страшное будущее! Да... Остался ли жив тот, кому посвящалось стихотворение? Был ли он счастлив, как хотела и желала ему Елена? Изумительная женщина!

Шалый: Когда -то играл и пел эту песню в школьном ансамбле. И не редко сейчас для ребят, которые знают, что такое - война.... Письмо отца Я читаю письмо, что уже пожелтело с годами, На конверте в углу адрес почты стоит полевой, Это в сорок втором мой отец написал моей маме Перед тем, как идти в свой последний решительный бой. Дорогая моя, на передней у нас передышка, Спят в окопах друзья, тишина на крутом берегу, Дорогая моя, поцелуй, ты, крепче сынишку. Знай, что вас от беды я всегда берегу. Я читаю письмо, и как будто все ближе и ближе Тот тревожный рассвет и биенье солдатских сердец. Я читаю письмо, и сквозь годы отчетливо слышу Я сейчас те слова, что сказал перед боем отец. Дорогая моя, на передней у нас передышка, Спят в окопах друзья, тишина на крутом берегу, Дорогая моя, поцелуй, ты, крепче сынишку. Знай, что вас от беды я всегда берегу. Я читаю письмо, а за окнами солнце смеется, Начинается день, и сердца продолжают любить. Я читаю письмо, и уверен, что, если придется, Все, что сделал отец, я сумею всегда повторить. Дорогая моя, на передней у нас передышка, Спят в окопах друзья, тишина на крутом берегу, Дорогая моя, поцелуй, ты, крепче сынишку. Знай, что вас от беды я всегда берегу. И это тоже нравится((( Михаил Круг Тебе моя последняя любовь Ложу в конверт, Чуть пожелтевший снимок Наивный взгляд Приподнятая бровь И губ незацелованных изгибы Храни его на письменном столе Где ноты неоконченных мелодий Скажи всегда ревнующей жене Её причёска,вот уж год не в моде И давность фото явно подтвердит Загадка глаз как у Марины Влади Что этой девочки давно потерян след А фото так, из юности привет Храни его на письменном столе Где ноты неоконченных мелодий Скажи всегда ревнующей жене Её причёска, вот уж год не в моде Храни его на письменном столе Где ноты неоконченных мелодий Скажи всегда ревнующей жене Её причёска, вот уж год не в моде

Аленушка: Speranza пишет: ...как она верно угадала свое страшное будущее! Да... Остался ли жив тот, кому посвящалось стихотворение? Был ли он счастлив, как хотела и желала ему Елена? Наверное, это свойственно -- не знаю про мужчин -- женщинам, которые потеряли надежду в любви: отчаяние и любовь (она все еще живет в сердце!) переплетаются и рождаются пронзительные строки. И с предсказаниями тоже. Когда у меня написались такие стихи, первым порывом было - дать прочесть. Чтоб знал!!! До сих пор не знает. Когда все отгорело-остыло, поняла: и хорошо, что не дала прочесть. Что бы я этим доказала? Что я лучше той, другой? Так он ее не за стихи выбрал. Мы, кстати, дружим - и с ним, и с его женой. Хорошее осталось - а это главное. Может быть, когда-нибудь, когда будем бабушками-дедушками, достану пожелтевшую тетрадку... Но прошлое не вернется, чувства тоже. И сожаления нет - потому что... Потому что это, в конце концов, было хорошо. Потому что есть другое, хорошее. Мне другое интересно: что чувствует мужчина, когда к нему обращено по-настоящему сильное чувство? Хотя... глупо как-то написалось. Когда тебя любят, а ты нет, это в тягость. Особенно когда есть чувство к другому... И сумбурно

Аленушка: отпуск_каю в твоем "прости" - читаю "поцелуй", глаза слезятся от ошибок горьких и город спит и ананасной долькой торчит луна. пожалуйста, ревнуй, люби других, встречайся, бей посуду, пожалуйста, живи, надейся, плачь... я паче чаянья удач и неудач не жажду равно, а потому - не буду ни отвечать, ни слать пустых вестей, ни сниться в снах и ни смотреться в спину. довольно, хватит, ни тоске, ни сплину здесь делать больше нечего. гостей таких я в этот год в дому не привечаю и суеверно закрестив порог иду на кухню. терпкий запах чая мне привкусом напоминает грог. коньячной сладостью измазанное нёбо -- одна, одна, и никаких забот. я мажу вязким полусонный рот... до мая мне осталось так немного. 130 дней, чуть более - ночей... без сна, без отдыха, но с выстрелом на прочность поочередно в каждый сонный бок, и в каждом отзывается любовь как эхо. откровеньем обесточив течет внутри совсем другая жизнь. смешение кровей арабско-сербских толкает, тянет, ускоряет в scerzzo и разбивает столбики из лжи. в твоем "прости" - читаю "ухожу", а впрочем не читаю - так, приснилось. я, веришь, наконец-то не держу. порой гораздо больше надо силы чтоб просто отпустить, чем удержать. отсюда

Шалый: Как ни странно, но все же по-моему юность сгорела. Первый признак, что трезво о жизни я стал рассуждать. Кружит снег не задумчивый, легкий, пушистый и белый, Я тебе не смогу на всю улицу громко кричать. G Даже глупости и сумасбродство навеки забыты, Я уже не смогу даже вспомнить о нашей любви, Помню только у дома цветы, и окно приоткрыто, И от летней грозы по дорогам струятся ручьи. Как ни странно, сейчас это кажется горькой потерей, Только порвана нить, что навеки связала с тобой. Также мы расставались тогда, но я все-таки верю В эту добрую, нежную, глупую, давнюю боль. Я уже не смогу так легко петь тебе наши песни И читать свои первые очень плохие стихи. Но мне кажется, если однажды проснусь на рассвете И увижу тебя, ты простишь мне все эти грехи. Я не знаю, когда мне придется тебя тоже встретить И увидеть в глазах твоих прежний веселый испуг, И на Ваше: "Ну, здравствуй, как жизнь?", не смогу Вам ответить, Извините, но только на "ты" я уже не смогу. Не смогу, это впрочем от многого освобождает, И от всех объяснений ненужных уже никому. Сколько время прошло, лет пятнадцать, а Вы все такая, Почему же мы с Вами расстались, никак не пойму.

Астра: Шалый У тебя еще есть свои стихи?

Аленушка: Астра Света, Вадим пишет стихи? И зарывает талант???!!!

Speranza: Астра, Аленушка Это песня Михаила Круга.

Аленушка: Speranza Надя, про эту песню я знаю. Я еще хотела придраться к словам "сколько время прошло" Но передумала. Просто ты, Света, Вадим знаете друг друга задолго до того, как я с вами познакомилась. Вот и подумала, что скромничают тут некоторые.

Астра: Speranza пишет: Это песня Михаила Круга Как не стыдно, Шалый, не указывать автора, хоть бы (с) написал.

Speranza: Астра Света, я думаю, Вадим предположил, что мы опознаем этот текст. У меня есть кассета с песнями М.Круга, только поэтому я иногда узнаю этого автора.

Астра: Speranza пишет: что мы опознаем этот текст Так точно, мой генерал.

Гурон: Ночью - больше усталость и меньше злость. За окном - осенняя вьюга. Гостиница - это от слова «гость», Все мы в жизни в гостях друг у друга. Можно глотку драть, не жалея сил, Утверждая, что все невзначай, но... Всех нас кто-то когда-то сюда пригласил, Мы встречаемся не случайно. И когда поверишь, что это так, То рождается ощущенье В том, что каждая встреча есть верный знак Высочайшего назначенья. Только что надежды? Рассыпались в прах. Ночь в окне туманом клубится... Я опять в каких-то незваных гостях. Спит хозяин. Пора расходиться... (с)

Аленушка: Гурон Спасибо, Саша! Как-то очень совпало, в точку...

Аленушка: Воспаленные слезы утешь. Отшептавшие письма не рви. В этом городе ветхих надежд невозможно прожить без любви. Ты в окно посмотри наугад. Там распахнутый мается двор. Там теряет листву виноград. Словно рушится красный забор. Главный врач средне-волжских широт вновь меняет зеленку на йод. А на небе один самолет. А на небе другой самолет. Ты случайную кофту надень. Засвисти посреди тишины. Будто нету убитых людей. Будто нету гражданской войны. Кошка глупая кресло когтит. Мимо сонная муха ползет. А один самолет долетит. А другой самолет упадет. http://www.detira.ru/arhiv/10_2005/alekse.htm

Аленушка: Шахерезада Только не спать с ним. Продержаться еще одну ночь. Ради чего? Того, кто покинул ее навсегда? Одни говорят, скитается на своем корабле по холодным портам. Другие видели его в соседнем городке. Продает шаурму Для бродячих людей Из бродячих собак. Слушай, о великий, историю Про великана, который пришел под стены Багдада, И кидал огромные камни, Целясь в минареты И был он огромен, как время, Свиреп, как мать-мышь, И прекрасен, как ноги твоей бывшей любимой жены… Сбежал. Главное – правильно строить рассказ. Где ты, мой робкий обманщик? Неужели действительно сгинул в глубинах, Пытаясь достать для меня черный жемчуг? Здравствуй, могучий, я расскажу тебе О хитром еврее, Что обманул одного фараона, Вступив в сделку с богом, Чья юрисдикция была крайне сомнительна На той территории Заснул. Старый прием. Они все засыпают, Услыхав “юрисдикция” или “мне так грустно без тебя”, Или "больно вот здесь". Cпасибо природе. Сегодня пришло письмо. Погонщик верблюдов принес. С тобой все нормально. Со мной ненормально. Ответ не писала. Привет, о мудрейший. Сегодня рассказа не будет. Ты нравишься мне. Я привыкла, наверное. К твоей седине, толщине и сопенью. Иди же ко мне. Рассказать про любовь? Как двое взлетели на небо И превратились в созвездие Пыли? Ну, слушай… Наверное, ты не вернешься. отсюда

Астра: Аленушка Шахерезада! Вера Арямнова Пора уходить из цветущего сада. (Ада?..) Калитка закроется с громким хлопком. Метель не преграда, любовь не награда, И все как всегда, у меня кувырком. Пора перечесть мои детские сказки Про девочку с дюйм и про принца с цветком. Но как же без юности, как же без ласки, Седая Дюймовочка, Принц с посошком?.. Пора уходить, и никто не попутчик, Лишь сердце мое и дорога во тьму. Тяжелая самая? Самая лучшая? Не знаю пока. Да и знать ни к чему. Отсюда

Аленушка: Астра Очень хорошие стихи! Спасибо, Света!

Астра: Аленушка А ты еще прозу почитай.

Астра: Вчера С. Михалкову исполнилось 95. Хороший сайт поэзии Сергей Михалков ПОЛУПРАВДА "Где наш отец?" - выспрашивал упрямо Сын-Червячок у Мамы-Червяка. "Он на рыбалке!" - отвечала Мама... Как Полуправда к Истине близка!

Аленушка: Но март пришел, июнь не за горами, отчаянный, горячий, длиннохвостый, не знающий ни страха, ни потерь, И, если помнишь, плечи, загорая, приобретают неземное свойство легонько так светиться в темноте. Как будто ходишь в золоченой раме, в своей невинной жаркой наготе. Конечно, море. Наши говорили, что раз попав сюда - пребудешь вечно, с бессильным хрустом сердце надломив, И ветер рисовал аквамарином, и тихо спал, на берег этот млечный песок намыв. И я была, конечно, не Мария, но Суламифь. Конечно, если б знала, родилась здесь, где жара, отары и татары, где пологом лежит густая тень, Ты помнишь тот колючий скальный лаз, который несомненно стоил пары изрядно поцарапанных локтей, Как я в слезах, распаренная, злая, крича, что в первый и в последний раз, упала вниз, судьбу свою кляня. И море обмотало свой атлас Вокруг меня. остальное

Speranza: Притча. Кратко. Недословно. По прошествии жизни человек попал на небеса. Там его встретил Бог и показал ему всю его жизнь. Просмотрев всё на экране, человек спросил: " Господи, ты мне показал всё...и хорошие, счастливые времена моей жизни... и когда я был несчастен. Когда я был счастлив...я видел на экране два следа... ты следовал со мной...спасибо тебе. А в несчастье....я видел только один след....почему же ты меня оставлял?" " Я не оставлял тебя....я нёс тебя на руках."

Шалый: Сергей Трофимов (Трофим) Ты мой свет, но я тебе не верю. В храме не раскаянной души Заперты окованные двери, Только ангел мечется в тиши. Слишком много в доме том ступеней, И когда я к богу шел как мог, Ты считала все мои падения, Сберегая стройность белых ног. Ты мой свет, но я тебе не верю. В пламени мерцающих свечей ... Свет небесный нами был потерян, Средний из счастливых мелочей И когда я пьяный и безбожный Резал вены погнутым крестом, Ты боялась влезть неосторожно В кровь мою нарядным рукавом. Ты мой свет, но я тебе не верю В храме нераскаянной души Заперты окованные двери, Только ангел мечется в тиши, Только ангел мечется в тиши.

Аленушка: Шалый Спасиб! Когда-то альбом Трофима с этой песней заслушала до дыр...

Шалый: Ален, еще одна Трофима (моя самая любимая его песня) Казалось бы, ну что скучать ? Всего семь дней разлуки А вот скучаю - хоть волком вой Посуды кухонной гора - всё не доходят руки И опять забыл полить столетник твой Друзья зовут - давай махнём на шашлыки на дачу А я не еду, мне милей мой сплин В привычной мезансцене дни, всё выглядит иначе Когда невольно поживёшь один Я скучаю по тебе Как апостол по святым мукам Я скучаю по тебе Вот какая штука Казалось бы, ну что скучать ? Считается полезным Недельку друг от друга отдохнуть Я всё пробую начать жить логикой железной Но в логику любовь никак не запихнуть И наш обыденный уклад сложившийся годами Где суета сует владеет всем Мешает нам расслышать крик седого мирозданья Что мы живём не так и не затем Я скучаю по тебе Как пустыня по снегам белым Я скучаю по тебе Что уж тут поделать ? Казалось бы, ну что скучать ? Всего неделя И всё вернётся на круги своя Домашние дела, друзья, работа на пределе А в общем, жизнь вполне обыкновенная И лишь заметив первый снег над хмурою столицей И у ларьков замёрзшие цветы Я вспомню как недолог миг, что он не повторится И что всего прекраснее в нём ты Я скучаю по тебе Как подранок по своей стае Я скучаю по тебе Вот ведь как бывает Я скучаю по тебе Я скучаю по тебе (с)

Астра: Шалый Нервный Г. Лепс поет "Я тебе не верю, сколько можно лгать..." Как нравится на твой аватар смотреть...

Sidnet: Борис Слуцкий ЛОШАДИ В ОКЕАНЕ И.Эренбургу Лошади умеют плавать, Но не хорошо, не далеко. "Глория" по-русски значит "слава" Это вам запомнится легко. Шел корабль своим названьем гордый, Океан старался превозмочь. В трюме, добрыми мотая мордами, Тыща лошадей топталось день и ночь. Тыща лошадей, подков четыре тысячи, Счастья все ж они не принесли. Мина кораблю пробила днище Далеко-далеко от земли. Люди сели в лодки, в шлюпки влезли. Лошади поплыли просто так Как же быть и что же делать если Нету мест на лодках и плотах. Плыл по океану рыжий остров, В море синем остров плыл гнедой. Им сперва казалось, плавать просто Океан казался им рекой. Но не видно у реки той края. На исходе лошадиных сил Вдруг заржали кони, возражая Тем, кто в океане их топил. Кони шли на дно и ржали, ржали. Все, пока под воду не пошли. Вот и все, а все-таки мне жаль их, Рыжих, не увидевших земли. Так и не увидевших земли... (Песню Сергея Никитина можно найти на странице Т. и С. Никитины, концертные записи 1971-1975 (MT, 1975))

Астра: Sidnet Саашаа... Я по твоей ссылке в фототеме "Времена года" скачала ту песню, послушать твои стихи, а потом вдруг увидела в списке песен "Сон об уходящем поезде". Да неужели, - подумала, - та самая, которую я искала по фильму, задавая его название в поиске - "Стратегия риска" (70-х годов), по запомнившимся строчкам, и ничего не найдя, бестолковая, оставила свои попытки! Потом на дисе в какой-то песенной теме спросила, никто не отозвался. А тут! Ты дал мне ее так запросто! Она весит меньше 1 Мб. Слушаю... Саша... Сон об уходящем поезде С. Никитин - Ю. Левитаяский Один и тот же сон мне повторяться стал: Мне снится, будто я от поезда отстал. Один, в пути, зимой, на станцию ушел, А скорый поезд мой пошел, пошел, пошел, И я хочу за ним бежать - и не могу, И чувствую сквозь сон, что все-таки бегу, И в замкнутом кругу сплетающихся трасс Вращение Земли перемещает нас - Вращение Земли, вращение полей, Вращение вдали берез и тополей, Столбов и проводов, разъездов и мостов, Попутных поездов и встречных поездов. Но в том еще беда, и, видно, неспроста, Что не годятся мне другие поезда. Мне нужен только тот, что мною был обжит. Там мой настольный свет от скорости дрожит. Там любят лечь - так лечь, а рубят - так сплеча. Там речь гудит, как печь, красна и горяча. Мне нужен только он, азарт его и пыл. Я знаю тот вагон, я номер не забыл. Он снегом занесен, он в угле и в дыму, И я приговорен пожизненно к нему. Мне нужен этот снег. Мне сладок этот дым, Встающий высоко над всем пережитым! И я хочу за ним бежать - и не могу, И все - таки сквозь сон мучительно бегу, И в замкнутом кругу сплетающихся трасс Вращение Земли перемещает нас.

Sidnet: Астра пишет: а потом вдруг увидела в списке песен "Сон об уходящем поезде" А я еще думал, что лучше - дать ссылку непосредственно на файл или на станицу со всеми песнями альбома. Значит, мой выбор оказался верным )

Аленушка: Клип "Черный ворон" (давала ссылку) и эти стихи - для меня рядом. Снаряды Лейтенант Александр Чурин, Командир артиллерийского взвода, В пятнадцать тридцать семь Девятнадцатого июля Тысяча девятсот сорок второго года Вспомнил о боге. И попросил у него ящик снарядов К единственной оставшейся у него Сорокапятимиллиметровке Бог вступил в дискуссию с лейтенантом, Припомнил ему выступления на политзанятиях, Насмешки над бабушкой Фросей, Отказал в чуде, Назвал аспидом краснопузым и бросил. Тогда комсомолец Александр Чурин, Ровно в пятнадцать сорок две, Обратился к дьяволу с предложением Обменять душу на ящик снарядов. Дьявол в этот момент развлекался стрелком В одном из трех танков, Ползущих к чуринской пушке, И, по понятным причинам, Апеллируя к фэйр плэй и законам войны, Отказал. Впрочем, обещал в недалеком будущем Похлопотать о Чурине у себя на работе. Отступать было смешно и некуда. Лейтенант приказал приготовить гранаты, Но в этот момент в расположении взвода Материализовался архангел. С ящиком снарядов под мышкой. Да еще подчинил вместе с рыжим Гришкой Вторую пушку. Помогал наводить. Били, как перепелов над стерней. Лейтенант утерся черной пятерней. Спасибо, Боже - молился Чурин, Что услышал меня, Что простил идиота… Подошло подкрепленье – стрелковая рота. Архангел зашивал старшине живот, Едва сдерживая рвоту. Таращила глаза пыльная пехота. Кто-то крестился, Кто-то плевался, глазам не веря, А седой ефрейтор смеялся, И повторял – Ну, дают! Ну, бля, артиллерия! http://begle.livejournal.com/42826.html

Астра: Евгений Евтушенко ПОСЛЕДНЯЯ ПОПЫТКА Моей жене Маше, подарившей мне с той поры, как было написано стихотворение, двух сыновей - Женю и Митю. Е. Е. 1993 Последняя попытка стать счастливым, припав ко всем изгибам, всем извивам лепечущей дрожащей белизны и к ягодам с дурманом бузины. Последняя попытка стать счастливым, как будто призрак мой перед обрывом и хочет прыгнуть ото всех обид туда, где я давным-давно разбит. Там на мои поломанные кости присела, отдыхая, стрекоза, и муравьи спокойно ходят в гости в мои пустые бывшие глаза. Я стал душой. Я выскользнул из тела, я выбрался из крошева костей, но в призраках мне быть осточертело, и снова тянет в столько пропастей. Влюбленный призрак пострашнее трупа, а ты не испугалась, поняла, и мы, как в пропасть, прыгнули друг в друга, но, распростерши белые крыла, нас пропасть на тумане подняла. И мы лежим с тобой не на постели, а на тумане, нас держащем еле. Я - призрак. Я уже не разобьюсь. Но ты - живая. За тебя боюсь. Вновь кружит ворон с траурным отливом и ждет свежинки - как на поле битв. Последняя попытка стать счастливым, последняя попытка полюбить.

Аленушка: Спасибо, Света! Очень сильные стихи.

Астра: Виктор Соснора Ты, близлежащий женщина, ты враг ближайший. Ты моя окаменелость. Ау, мой милый! Всесторонних благ! И в "до свиданья" веточку омелы. За ласки тел, целуемых впотьмах, за лапки лис, за журавлиный лепет, за балаганы слез, бубновый крах, иллюзии твои, притворный трепет, – ау, мой мститель, мастер мук, – ау, все наши антарктиды и Сахары, – ау! листаю новую главу, и новым ядом – новые стаканы. За ладан лжи, за олимпийский стикс, за Ватерлоо, за отмену хартий, за молнии в меня, - о отступись! Оставь меня. Все хорошо, и – хватит. Змеиный звон! За землю всех невест моих и не моих еще, – пью чашу, цикуту слез. Я не боюсь небес, их гнев – лишь ласка ненависти нашей. Униженный, и в ужасе с утра, как скоморох на жердочке оваций, о отступись! Еще дрожит струна, не дай и ей, последней, оборваться. Пью чашу зла, и пью и днесь и впредь веленье кары и волненье рока. Мы в жизни не сумели умереть, жить в смерти – сверхъестественная роскошь. Виктор Соснора Художник пробовал перо, как часовой границы - пломбу, как птица южная - полет... А я твердил тебе: не пробуй. Избавь себя от "завершенья сюжетов", "поисков себя", избавь себя от совершенства, от братьев почерка - избавь. Художник пробовал... как плач новорожденный, тренер - бицепс, как пробует топор палач и револьвер самоубийца. А я твердил тебе: осмелься не пробовать, взглянуть в глаза неотвратимому возмездью за словоблудье, славу, за уставы, идолопоклонство усидчивым карандашам... А требовалось так немного: всего-то навсего - дышать.

Аленушка: Море плясало и дождь над ним причитал. Я этого не писала. Ты этого не читал. Все остальное - тут

Speranza: Ох, уж эти одуванчики... Юнны Мориц. ОБьЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ. Х. Энгельбрехт. Мой друг, мой безумный, мой свет голубой, Умчалась бы я в понедельник с тобой Туда, где в классической синей ковбойке Поет у костра синеглазый ковбой! Во вторник бы сделалась я мотыльком, Тебя догнала бы на судне морском. На мачте бы я трепыхалась до Гавра, А в Гавре бы шла за тобой босиком! И в среду не поздно, и в среду могла б Умчаться туда, где растет баобаб. Могла бы я стать одуванчиком в среду, Он чудно летает и духом не слаб. В четверг замечательно рухнуть в прибой И вынырнуть где-нибудь рядом с тобой, Ну, в солнечной Греции, в облачной Швеции, Обнятьсяч навек м смешаться с толпой. А в пятницу! В пятницу гуси летят И лебеди тоже - куда захотят! На лебеде-гусе тебя догнала бы В пампасах, где ветры, как воры, свистят! И даже в субботу не поздно ничуть Пуститься в такой обольстительный путь И шепотом в Лувре к тебе обратиться: "Я - здесь, я - всегда и везде, не забудь!" Но мне в воскресенье приятней всего В кофейне на Рейне, где много всего, За столик присесть, где с коварной подружкой Гуляешь и ждешь меня меньше всего. Умчалась бы я за тобой в города, В пампасы и в прерии, в кое-куда... Но сколько селедок, морковок, петрушек Кудыкнут: - Куда ты??? - Нет, я никуда... *** СТРОФА Косточкой вишневой - В мякоти заката... Все, что стоит жизни, - Очень облакато.

Аленушка: Speranza Спасибо за чудесные стихи, Наденька!

Аленушка: это она с пасхальным ангелом на крылечке, белое платье, русых волос колечки, кожа чуть золотится, вербы стоят, как свечки, рядом смешные взрослые человечки, домиков с черепицей красной сплошной петит, сердце в лучах заката к тебе летит, дай же ей чуточку, самую малость, совсем немного: чтобы горело ясно, чтобы не гасло, чтобы не мокло, маленький домик с мальвами у порога, доброго пастора по субботам, по воскресеньям доброго бога, ласточку в небе, штопающую облака, черного хлеба, белого молока, голос, омытый воздухом побережья, земной, отважный, взгляд, отраженный морем, солёный, влажный, тело, словно звенящее от весенней жажды, парус, в который его завернут однажды, девочку с ангелом на крылечке, снега, снега, синие реки, лазоревые берега... http://serge-shestakov.livejournal.com/91143.html

Speranza: Сегодня же день рождения Б. Окуджавы. Не перечислить всех его мудрых, светлых стихотворений. Очень нравится фильм по его сценарию "Женя, Женечка и Катюша" с невыразимо трогательным Женей Колышкиным (Олегом Далем). Капли Датского короля Посвящается Вл. Мотылю В раннем детстве верил я, что от всех болезней капель Датского короля не найти полезней. И с тех пор горит во мне огонек той веры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Капли Датского короля или королевы - это крепче, чем вино, слаще карамели и сильнее клеветы, страха и холеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Рев орудий, посвист пуль, звон штыков и сабель растворяются легко в звоне этих капель, солнце, май, Арбат, любовь - выше нет карьеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Слава головы кружит, власть сердца щекочет. Грош цена тому, кто встать над другим захочет. Укрепляйте организм, принимайте меры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Если правду прокричать вам мешает кашель, не забудьте отхлебнуть этих чудных капель. Перед вами пусть встают прошлого примеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! 1964 Б.Окуждава click here

Speranza: Застолье: меньше есть, в меру пить … Нетерпеливо ты ждешь попасть на пиры и в застолья, Хочешь узнать от меня и для застолий совет? Слушай! Заставь себя ждать: ожиданье – лучшая сводня; Вам промедленье к лицу – дай загореться огням! Будь ты красив собой или нет, а станешь красива, Скравши ночной темнотой всякий досадный изъян. В кончики пальцев кусочки бери, чтоб изящнее кушать, И неопрятной рукой не утирай себе губ. Не объедайся ни здесь, на пиру, ни заранее, дома: Вовремя встань от еды, меньше, чем хочется, съев. Меньше есть, больше пить – для женщин гораздо пристойней: Вакх и Венерин сынок издавна в дружбе живут. Только и тут следи за собой, чтобы нога не дрожала, Ясной была голова и не двоилось в глазах. Женщине стыдно лежать, одурманенной влажным Лиэем, – Пусть бы такую ее первый попавшийся взял! Небезопасно и сном забываться на пиршестве пьяном – Можно во сне претерпеть много срамящих обид … Овидий

Speranza: По классике тоскуя... Будет краткой увертюра, - Я скажу вам это сразу: Музыкальная культура Принакрылась медным тазом. Не нужны были стране советской Ни Слонимский, ни Пендерецкий Не нужны теперь стране российской Ни Пендерецкий, ни Слонимский... Дети тухлую попсятину жуют, На классическую музыку плюют. Но есть на свете извращенцы - Они считают, вольнодумцы, Что Анданте или Скерцо Лучше глупой "Умца-умцы". Говорят чудилы эти, Что есть на свете Доницетти И Скарлатти есть на свете. "Вы послушайте их, дети!" О душе нашей пекутся, Всё надеются на чудо, Но смеётся "умца-умца" И фигачит отовсюду. А я купил бы детям флейту и гобой, Чтоб росли, засранцы, с чистою душой, Но не слушают злодеи Ни Вольфганга Амадея, Ни Бетховена, ни Глюка, Говорят, что это мука, Говорят, что это скука и отстой! Я хотел купить им флейту и гобой, Чтоб росли детишки с чистою душой, Чтоб на склоне лет я в гамаке дремал, А моих детей дуэт для дедушки лабал. Кто теперь играть возьмется Пасакалью и мазурку Умницы-консерваторцы В кабаках играют "Мурку". Кто раскроет партитуру, Кто раздует жар сердец? В наше время скрипка - дура, "Стратокастер" - молодец! А помнишь, у Бетховена "Второй концерт", дружок? Там есть одна хреновина - Любимый мой кусок. Там скрипочки - Ти-ти-ти-ти! Рояль - Б-р-л-л-м! Опять скрипочки - Ти-беди, те-там! Рояль - Б-р-л-л-м! Ну, правда же - красиво, Ну правда ж - высший класс! Огромное спасибо Бетховену от нас! Дети ходят на кумиров поглазеть, На концертах у кумиров поборзеть. Но тинейджерские вопли, Восхищение и сопли Обусловлены политикой родных телеканалов И больших радиостанций, И дай Бог им всем здоровья, Зарабатывают деньги, Только совесть надо всё-таки иметь! Дайте Грига Бога ради! Дайте, дайте нам Скарлатти! Но отвечают злые дяди, Что Скарлатти не в формате, Что у Грига низкий рейтинг, Что он нудный, право слово, Так что будем слушать, дети, Композитора Крутого! А принёс бы дядя Штраус новый вальс, А ему б сказали: "Милый, много вас! За эфир сперва, папаша, проплати, А потом уж си-бемоль свою крути!" Должно же быть что-то святое, Прекрасное и не Крутое! Но искусство не замучить, не убить, Гендель жил, Гендель жив, Гендель будет жить! Я поставлю детям Баха, Я им Моцарта поставлю. Я с ремнём в руке к искусству Приобщиться их заставлю! Станут взрослыми ребятки И спасибо скажут папке. Бить по попке тоже важно, Чтоб растить нормальных граждан! Тимур Шаов

Аленушка: Евгений Витковский * * * Эту цепочку ломкою строчкой увековечу: Шило на мыло, мыло на сало, сало на гречу. Эта цепочка – точно по схеме, точно по слепку: Бабка за жучку, жучка за внучку, дедка за репку. Кружатся годы – белые враны, чёрные чайки. Не ошибиться в качестве шила, в сортности швайки. Цифры да цифры – как конвоиры с фронта и с тыла: Шило на мыло. Было да сплыло. Сердце остыло. Только бы тихо, только бы глухо, шито да крыто. Это не ярость, это не злоба. Это защита. Это защита от снегопада, от перепада. Чур: не бороться. Если не дали, значит, не надо. Можно молиться даже в канаве, даже в борделе, Чтоб ненароком, в самом бы деле, свиньи не съели. Чтобы, как надо, шелестом сада кончилось лето. Боже, спасибо: даже за это, даже за это. Всё остальное – побоку, на фиг. Не было речи. Снеги да вьюги. Ветер на круги. Вечность, до встречи.

Астра: Аленушка пишет: Поэзия лечит душу. Да-да! Вертинский Александр Песенка о моей жене Надоело в песнях душу разбазаривать, И, с концертов возвратясь к себе домой, Так приятно вечерами разговаривать Со своей умненькой, веселенькой женой. И сказать с улыбкой нежной, незаученной: "Ай ты, чижик мой, бесхвостый и смешной. Ничего, что я усталый и замученный, И немножко сумасшедший и больной. Ты не плачь, не плачь, моя красавица, Ты не плачь, женулечка-жена. В нашей жизни многое не нравится, Но зато в ней столько раз весна!" Чтоб терпеть мои актерские наклонности, Нужно ангельским терпеньем обладать, А прощать мои дежурные влюбленности - В этом тоже надо что-то понимать!.. И, целуя ей затылочек подстриженный, Чтоб вину свою загладить и замять, Моментально притворяешься обиженным, Начиная потихоньку напевать: "Ну не плачь, не плачь, моя красавица, Ну не злись, женулечка-жена, В нашей жизни все еще поправится! В нашей жизни столько раз весна!" А потом пройдут года, и, Вами брошенный, Постаревший, жалкий и смешной, Никому уже не нужный и изношенный, Я, как прежде, возвращусь к себе домой И скажу с улыбкой жалкой и заученной: "Здравствуй, чиженька, единственный и мой! Ничего, что я усталый и замученный, Одинокий, позабытый и больной. Ты не плачь, не плачь, моя красавица, Ты не плачь, женулечка-жена! Наша жизнь уж больше не поправится, Но зато ведь в ней была весна!.." 1930 Ненужное письмо Приезжайте. Не бойтесь. Мы будем друзьями, Нам обоим пора от любви отдохнуть, Потому что, увы, никакими словами, Никакими слезами ее не вернуть. Будем плавать, смеяться, ловить мандаринов, В белой узенькой лодке уйдем за маяк. На закате, когда будет вечер малинов, Будем книги читать о далеких краях. Мы в горячих камнях черепаху поймаем, Я Вам маленьких крабов в руках принесу. А любовь - похороним, любовь закопаем В прошлогодние листья в зеленом лесу. И когда тонкий месяц начнет серебриться И лиловое море уйдет за косу, Вам покажется белой серебряной птицей Адмиральская яхта на желтом мысу. Будем слушать, как плачут фаготы и трубы В танцевальном оркестре в большом казино, И за Ваши печальные детские губы Будем пить по ночам золотое вино. А любовь мы не будем тревожить словами Это мертвое пламя уже не раздуть, Потому что, увы, никакими мечтами, Никакими стихами любви не вернуть. Лето 1938, Циндао

Аленушка: Бахыт Кенжеев * * * Не убий, учили, не спи, не лги. Я который год раздаю долги, Да остался давний один должок – Милицейский город, сырой снежок. Что еще в испарине тех времен? Был студент речист, не весьма умен, Наряжался рыжим на карнавал, По подъездам барышень целовал. Хорошо безусому по Руси Милицейской ночью лететь в такси. Тормознет – и лбом саданешь в стекло, А очнешься – вдруг двадцать лет прошло. Я тогда любил говорящих "нет", За капризный взгляд, ненаглядный свет, Просыпалась жизнь, ноготком стуча, Музыкальным ларчиком без ключа. Я забыл, как звали моих подруг, Дальнозорок сделался, близорук, Да и ты ослепла почти, душа, В поездах простуженных мельтеша. Наклонюсь к стеклу, прислонюсь тесней. Двадцать лет прошло, будто двадцать дней. Деревянной лесенкой – мышь да ложь. Поневоле слезное запоешь. Голосит разлука, горчит звезда. Я давно люблю говорящих "да", Все-то мнится – сердце сквозь даль и лед Колокольным деревом прорастет. А должок остался, на два глотка, И записка мокрая коротка – Засмоли в бутылку воды морской, Той воды морской пополам с тоской, Чтобы сны устроили свой парад, Телефонный мучая аппарат, Чтобы слаще выплеснуться виной – Незабвенной, яблочной, наливной... http://www.vavilon.ru/texts/prim/kenzheev3-2.html А мне песня очень нравится на эти стихи, в исполнении Мищуков: http://audio.bard-cafe.komkon.org/NEW3/vm02cd12.mp3 Интересно, что поэты и барды видят текст по-разному: песня и стихи отличаются.

Шалый: Eсть на свете птица Быль Детство наше прошлое День за днем она летит, летит Понебу тревожному... В комнатушке, На стенах Календарь и ходики На рисунке неба - круг Папа с мамой в доммике! На осиновых стволах По кольцу прибавится Детство птицей улетит ................. Белый снег покрылся льдом Хрупким и прозрачным На рисунке Отчий дом Блеклым стал невзрачным! Пронесется птица быль Эхом разобьется В паутинках ветхий пень Кольцами смеется! На осиновых стволах По кольцу прибавится Детство птицей улетит ................. (с)

случайность: Cлучайно нашла в инете Автор Лилиан Cry in Soul Очень нежные и трогательные стихи, мне понравились. Дай прикоснутся мне к твоей щеке. Взглянуть в твои печальные глаза. Пусть мы с тобою далеки, Но друг без друга нам нельзя. Дай прикоснуться мне к твоим губам. Почувствовать твое дыханье. Прильнуть к твоей груди, рукам. Ощутить тепло и пониманье. Дай прикоснуться мне к твоей душе. Изведать в ней глубины, дали. Понять, поверить и довериться тебе, Чтоб мы с тобою ближе стали.

Шалый: Случайность - супер! Старенькая, всем известная вещь! Ефрем Амирамов Я не ною о судьбе, лучшее храня в себе И признанием тебе досаждая Привыкая к боли ран, я прощу тебе обман Ты ж как в песне у цыган - молодая Э-э-эй, молода-я Объяснить, не объяснишь и живешь, как-будто спишь А в бессонницу грешишь, почему-то А с тобою рядом кто и ты надеешься на что Ведь в этой жизни все не то, даже чудо Э-э-эй, даже чудо Только мне ль тебя учить, как необходимо жить С кем не спать, а с кем дружить, все гадая Что такое слово "честь", где-то чушь, а где-то лесть Ведь ты права какая есть, молодая Э-э-эй, молодая Ничего не говори, не боясь сгореть гори Я ж в огне твоей любви, пропадая Все в тебе благословлю, счастьем душу отравлю Просто я тебя люблю, молодая Э-э-эй, молодая

Speranza: Аркадий Смирнов. Я снегом лягу на твое плечо И в памяти всплыву строкою. В ненастный день пробьюсь к тебе лучом, Согрею, обниму и успокою. Я буду рядом – всюду и нигде, На все твои вопросы отвечая… Я пробегу по замершей воде Порывом ветра, голосами чаек. И синей стуже нас не разлучить Ведь нас с тобой зима соединила. Я буду жить огнём в твоей печи, Чтобы твоей душе тепла хватило. Я прорасту невиданной травой, Которая от всех болезней лечит И, облаком проплыв над головой, Я снегом опущусь тебе на плечи.

Астра: Осип Мандельштам Автопортрет В поднятьи головы крылатый Намек — но мешковат сюртук; В закрытьи глаз, в покое рук — Тайник движенья непочатый. Так вот кому летать и петь И слова пламенная ковкость,— Чтоб прирожденную неловкость Врожденным ритмом одолеть!

Аленушка: Александр Кушнер * * * Уходит лето. Ветер дует так, Что кажется, не лето, - жизнь уходит, И ежится, и ускоряет шаг, И плечиком от холода поводит. По пням, по кочкам, прямо по воде. Ей зимние не по душе заботы. Где дом ее? Ах, боже мой, везде! Особенно, где синь и пароходы. Уходит свет. Уходит жизнь сама. Прислушайся в ночи: любовь уходит, Оставив осень в качестве письма, Где доводы последние приводит. Уходит муза. С кленов, с тополей Летит листва, летят ей вслед стрекозы. И женщины уходят все быстрей, Почти бегом, опережая слезы.

Sidnet: АЛЕКСАНДР ВЕЛИЧАНСКИЙ Когда убили одного, все спрашивали: кто? кого? когда? с какою целью? солдат ли? офицер ли? Когда убили десять лиц, все вслух позорили убийц, запомнив благосклонно убитых поименно. Когда убили сто персон, никто не спрашивал имен — ни жертв, ни убивавших, а только — наших? ваших? Когда убили миллион, все погрузились в смертный сон, испытывая скуку, поскольку сон был в руку. P.S. Вчера, на финальном концерте "Балаклавских каникул" Сергей Никитин спел свою новую песню на эти стихи. Неофициальная поэзия. Вне групп (Москва). АЛЕКСАНДР ВЕЛИЧАНСКИЙ

Speranza: Sidnet Песня правдивая. И, к сожалению, актуальная.

Гурон: А. С. Пушкин КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ О чем шумите вы, народные витии? Зачем анафемой грозите вы России? Что возмутило вас? волнения Литвы? Оставьте: это спор славян между собою, Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, Вопрос, которого не разрешите вы. Уже давно между собою Враждуют эти племена; Не раз клонилась под грозою То их, то наша сторона. Кто устоит в неравном споре: Кичливый лях, иль верный росс? Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? вот вопрос. Оставьте нас: вы не читали Сии кровавые скрижали; Вам непонятна, вам чужда Сия семейная вражда; Для вас безмолвны Кремль и Прага; Бессмысленно прельщает вас Борьбы отчаянной отвага - И ненавидите вы нас... За что ж? ответствуйте: за то ли, Что на развалинах пылающей Москвы Мы не признали наглой воли Того, под кем дрожали вы? За то ль, что в бездну повалили Мы тяготеющий над царствами кумир И нашей кровью искупили Европы вольность, честь и мир?.. Вы грозны на словах - попробуйте на деле! Иль старый богатырь, покойный на постеле, Не в силах завинтить свой измаильский штык? Иль русского царя уже бессильно слово? Иль нам с Европой спорить ново? Иль русский от побед отвык? Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды, От финских хладных скал до пламенной Колхиды, От потрясенного Кремля До стен недвижного Китая, Стальной щетиною сверкая, Не встанет русская земля?.. Так высылайте ж нам, витии, Своих озлобленных сынов: Есть место им в полях России, Среди нечуждых им гробов.

Аленушка: Юрий Левитанский (Вроде бы. Потому как на диске с песнями Мищуков указан другой автор.) Собирались наскоро, обнимались ласково, пели, балагурили, пили и курили. День прошел - как не было. Не поговорили. Виделись, не виделись, ни за что обиделись, помирились, встретились, шуму натворили. Год прошел - как не было. Не поговорили. Так и жили - наскоро, и дружили наскоро, не жалея тратили, не скупясь дарили. Жизнь прошла - как не было. Не поговорили.

Speranza: Валентин Валентинов (1871-1929) «Что француз нам ни сболтнет, Выйдет деликатно; Ну, а русский как начнет, Берегись, понятно. У французов шоколад, А у нас рассольник; По-французски депутат, А у нас крамольник. По-французски сосьете, А по-русски — шайка; У французов либерте, А у нас — нагайка. У французов пепермент, А у нас сивушка; У французов парламеˆнт, А у нас ловушка. По-французски друг и брат, А у нас изменник, У французов бюрократ, А у нас мошенник. По-французски дилетант, А у нас любитель; У французов интендант, А у нас грабитель. По-французски декаданс, И по-русски то же, У французов «Vive la France», А у нас по роже».

Астра: В.И.Миронов НЕЗНАКОМКА (напечатано в книге заглавными буквами, так и пишу) В пальто цвета беж шла походкою строгою, В ней стройность и женственность дивно цвели. О, сколько ходил я той давней дорогою, Но только сейчас к ней пути привели. Деревья склонялись ветвями безлистными, Устлавший дорогу снег пышен и свеж, И солнце, встречая, осыпало искрами Мою незнакомку в пальто цвета беж. Я холоден был и останусь, наверное, К роскошным мехам и причудам одежд, Но радость во мне ликовала безмерная, Когда узнавал я пальто цвета беж. Моя голова, сединой убеленная, Совсем не оставила сердцу надежд, Но жадно смотрю на дорогу знакомую, Чтоб снова увидеть пальто цвета беж. 1972 Автора стихов встретила в горном ущелье недалеко от Лазаревского, и увезла с собой его маленький сборник душевных переживаний, а так же сфотографировала его и обменялась несколькими словами.

Аленушка: * * * давай по двести и будем квиты и будем счастливы сколько сможем ты знаешь нет короля без свиты как нет меня без тебя похоже оно конечно все люди братья а сестры бляди увы порода неужто думал что буду ждать я тебя все эти четыре года вязать на спицах готовить ужин и ночью плакать под одеялом ну сам подумай кому ты нужен вот так посмотришь и я пропала сгорела высохла в пыль истлела вся в черных дырах и белых пятнах… летела пела хотела тела но это в прошлом тебе понятно? я нынче стала совсем другая нежнее тесто белее глина себя лелею чужих ругаю меня не любят мои мужчины и я их тоже и знаешь это намного слаще намного проще чем жить надеждой и ждать поэта вот так-то милый вот так хороший все верно нет короля без свиты но к черту свиту себе дороже давай по двести и будем квиты и будь ты про… счастлив если сможешь http://varera.livejournal.com/654940.html

Speranza: Аленушка Ты искал цветок, А нашел плод. Ты искал родник, А нашел море. Ты искал женщину, А нашел душу. Ты разочарован... Эдит Седергран.

Астра: Speranza пишет: Ты разочарован... Замечательно...

Аленушка: Дай стать на цыпочки в твоём лесу, На том конце замедленного жеста. Б.Ахмадуллина Хлебнуть чернил - и плакать от тоски, И угольком водить по горизонту, Дразнить гусей, не брать с собою зонтик, И жить не здесь, не так, не по-людски. Чесать за ушком серого кота - Пускай он вымурлыкивает блюзы; Гонять чаи с крупинками иллюзий И верить в то, что смерть не навсегда. У зеркала, под веки спрятав страх, Тренировать чеширскую улыбку, Купить на рынке золотую рыбку - И с ней поговорить о пустяках. Да просто - быть! На плоскости одной, На том конце замедленного жеста, Но знать - всегда - что есть на свете место, Где дышишь ты в созвучии со мной. © С.Ширанкова

Speranza: Лапа моя, лапа нОса моя, нОса, я научусь плакать тихо и безголосо, я научусь думать много и без истерик, гордость запру в трюмы и научусь верить. Чуда моя, чуда, рада моя, рада, хочешь, с тобой буду весь выходной рядом? хочешь, прижмусь лаской мокрым своим носом? хочешь, про снег сказку? только живи, пёса… Mouse

Аленушка: Speranza Какое хорошее...

Speranza: ********************* Осчастливь меня однажды, позови с собою в рай, исцели меня от жажды, подышать немного дай! Он ведь не за облаками, не за тридевять земель,- там снежок висит клоками, спит апрельская метель. Там синеет ельник мелкий, на стволах ржавеет мох, перепархивает белка, будто розовый дымок. Отливая блеском ртутным, стынет талая вода... Ты однажды ранним утром позови меня туда! Я тебе не помешаю и как тень твоя пройду... Жизнь такая небольшая, а весна - одна в году. Там поют лесные птицы, там душа поет в груди... Сто грехов тебе простится, если скажешь: - Приходи! Вероника Тушнова

Speranza: Любовь пытаясь удержать как шпагу держим мы ее Один рукой за рукоять, Другой рукой за острие, Любовь пытаясь оттолкнуть, Как шпагу давим мы ее, Один эфесом другу в грудь, Другой под сердце острием. И тот кто лезвие рукой, Не смог однажды удержать, Когда нибудь в любви другой, Сожмет покорно рукоять, И рук сжимающих металл, Ему совсем не будет жаль, Как будто сам не испытал, Как режет сталь, как режет сталь. (с)

Астра: Андрей Вознесенский СОН Мы снова встретились, и нас везла машина грузовая. Влюбились мы — в который раз. Но ты меня не узнавала. Ты привезла меня домой. Любила и любовь давала. Мы годы прожили с тобой, но ты меня не узнавала!

Астра: Татьяна Бек В темном детстве, от старших в сторонке, Я читала, светлея лицом, Эту сказку о гадком утенке С торжествующе-лживым концом. Я считала, что я некрасива... Только лучше сказать - неточна: Ведь прекрасна и грубая грива, Если выразит лет скакуна! Ненавижу свою оболочку! Понимаю, что, как не смотри, Видно черную зимнюю почку, А не слабую зелень внутри.

Астра: Рита Аист Вторая Страница И такого больше я не встречу Одинокая прогулка... помню... рифмы мне нашептывали тихо... Был настрой пьянящим и бездомным... Задран нос приколисто и лихо... Не ждала чего-то... Не искала... Там черкнула... Тут спросила, видно... Задержалась лишь... у пьедестала... "Ленин" всё же... Спорить - то обидно... но... О мёртвых лучше бы не надо... или хорошо... И мир улыбки заявил, что ПТЫЦ, как друг, награда... Так прошла работа над ошибкой... О ТАКОЙ ошибке я мечтала... Много лет... Она осуществилась... поздновато - бабушкою стала... Всем смешно, когда кричу: В Л Ю Б И Л А С Ь !!!.... И теперь вот нет плохой погоды... Да штормит... Да, может и обидеть... Пусть кричат : бреду - не зная броду... Тот, что ЗНАЛА - лучше бы не видеть!... Крылья за спиной растут навстречу светлому, любимому созданью! И ТАКОГО больше я не встречу! СНЕГОПАД, как СЧАСТЬЯ ОЖИДАНЬЕ... * * * Прими стихов кардиограммы Твоё тепло не просто лечит... Оно, как руки мне на плечи... Оно, как сказка в грустный вечер... Оно, как обещанье встречи... Твои слова не просто любят... Они загадочно волнуют... Они восторженно целуют... Они так искренно ревнуют... Твои глаза не просто видят... Они рассветно обнимают... Они поступками внимают... Они меня всегда прощают... Ты сам не просто НЕОБЫЧНЫЙ! Ты самый в этом мире самый! Красивый, нежный, не двуличный! Прими стихов кардиограммы!

Астра: Sidnet Саша, ты зачем Есенина удалил?

Sidnet: Астра пишет: ты зачем Есенина удалил? Настроение немного поменялось. Не думал, что это кто-нибудь заметит Сергей Есенин Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдет, как с белых яблонь дым. Увяданья золотом охваченный, Я не буду больше молодым. Ты теперь не так уж будешь биться, Сердце, тронутое холодком. И страна березового ситца Не заманит шляться босиком. Дух бродяжий, ты все реже, реже Расшевеливаешь пламень уст, О моя утраченная свежесть, Буйство глаз и половодье чувств! Я теперь скупее стал в желаньях, Жизнь моя? Иль ты приснилась мне? Словно я весенней гулкой ранью Проскакал на розовом коне. Все мы, все мы в этом мире тленны, Тихо льется с кленов листьев медь... Будь же ты вовек благословенно, Что пришло процвесть и умереть. Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдет, как с белых яблонь дым. Увяданья золотом охваченный, Я не буду больше молодым.

Астра: Иван Тургенев РУССКИЙ Вы говорили мне - что мы должны расстаться - Что свет нас осудил - что нет надежды нам; Что грустно вам - что должен я стараться Забыть вас,- вечер был; по бледным облакам Плыл месяц; тонкий пар лежал над спящим садом; Я слушал вас, и все не понимал: Под веяньем весны, под вашим светлым взглядом - Зачем я так страдал? Я понял вас; вы правы - вы свободны; Покорный вам, иду - но как идти, Идти без слов, отдав поклон холодный, Когда нет мер томлениям души? Сказать ли, что люблю я вас... не знаю; Минувшего мне тем не возвратить; От жизни я любовь не отделяю - Не мог я не любить. Но неужель все кончено - меж нами Как будто не бывало милых уз! Как будто не сливались мы сердцами - И так легко расторгнуть наш союз! Я вас любил... меня вы не любили - Нет! Нет! Не говорите да! - Меня Улыбками, словами вы дарили - Вам душу предал я. Идти - брести среди толпы мне чуждой И снова жить, как все живут; а там Толпа забот - обязанности - нужды,- Вседневной жизни безотрадный хлам. Покинуть мир восторгов и видений, Прекрасное всем сердцем понимать Не в силах быть - и новых откровений Больной душе напрасно ждать - Вот что осталось мне - но клясться не хочу я, Что никогда не буду знать любви; Быть может, вновь - безумно - полюблю я, Всей жаждой неотвеченной души. Быть может, так; но мир очарований, Но божество, и прелесть, и любовь - Расцвет души и глубина страданий - Не возвратятся вновь. Пора! иду - но прежде дайте руки - И вот конец и цель любви моей! Вот этот час - вот этот миг разлуки... Последний миг - и ряд бесцветных дней. И снова сон, и снова грустный холод... О мой творец! не дай мне позабыть, Что жизнь сильна, что все еще я молод, Что я могу любить!

Гурон: ... Месяц выдался тревожный и длинный Как будто под мышку воткнули дуло Сперва Янковский, теперь Невинный А раньше еще – Абдулов Пока в телеящике бурдою дискретной Крутилась «Бригада» и прочее говно Скончались тихо и незаметно Никулин, Вицин, и Моргунов А был еще Пуговкин, вспомните, ну же! А Клара Румянова, спевшая столько в мультфильмах песен? Советский артист – он сегодня не нужен И мало кому интересен О чем он грустил, что на ужин жевал, Сидя в кресле у подоконника? О том, что Невинный без ног доживал Мало кто знал из поклонников Зато теперь все отпишутся в блогах «Весельчака У» запостят фотки Кто-то скажет, что он ушел к богу А кто-то молча хлобыстнет водки Без таких людей все труднее согреться Как будто не держит тепла наша кожа Каждый год умирает кто-то родом из детства И в нас умирает что-то, кажется, тоже... (с) http://yavas.livejournal.com/

admitr: Гурон пишет: Каждый год умирает кто-то родом из детства И в нас умирает что-то, кажется, тоже... Действительно, когда смотрю фильмы своего детства, постоянно щемит душа - ведь почти никого из НИХ уже нет...

Астра: Олег Кантемиров Гуттаперчевым стал - не ко времени Пара дней- словно всполох огня… Мы с тобой были оба беременны, А теперь сын растет у меня. Ну- привет! - откровение Божие Я тебя вот таким представлял… Мы с тобой как две капли похожие, Да и ты меня, вижу- узнал. Радость- выше любого пророчества: Новый день- новой жизнью встречать… Моё имя- теперь твоё отчество: Колдовства превращений -печать. Мне вас не задушить бы на пороге И дрему мыслей вытереть с лица… Я первый раз задумался о Боге, Спасибо, Отче… Скромно… от отца.

Касьянов: Мы умираем в одиночестве. Живем и тратим много сил. - Но смерть - Ведь это лишь пророчество. - Коль знал ты - Для чего ты жил. - Зачем смотрел ты в очи синие. - Зачем ласкал ты чью-то дочь. Тогда не будет смерть бессильною Когда ты жизнью смог помочь.

Касьянов: Sidnet пишет: Настроение немного поменялось. Не думал, что это кто-нибудь заметит Саша. Есенина не заметить - невозможно Хоть удел мой - законы убогие. Я вам честно друзья доложу. - Что с отрочества брежу Есниным -От Омара Хайаама дрожу.

Sonni: Туман. А нам идти в атаку. Противна водка, Шутка не остра. Бездомную озябшую собаку Мы кормим у потухшего костра. Мы нежность отдаем с неслышным стоном. Мы не успели нежностью согреть Ни наших продолжений нерожденных, Ни ту, что нынче может овдоветь. Мы не успели... День встает над рощей. Атаки ждут машины меж берез. На черных ветках, Оголенных, Тощих Холодные цепочки крупных слез. Ноябрь 1944 г. (Ион Деген)

Speranza: "Зачем и о чем говорить?" ...Зачем и о чем говорить? Всю душу, с любовью, с мечтами, Все сердце стараться раскрыть - И чем же? - одними словами! И хоть бы в словах-то людских Не так уж все было избито! Значенья не сыщете в них, Значение их позабыто! Да и кому рассказать? При искреннем даже желанье Никто не сумеет понять Всю силу чужого страданья! И.Бунин

Касьянов: Speranza Благодарю, за хорошие стихи.

Speranza: Касьянов

Speranza: Саша Бес История про Кошку и ее Человека В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка Он был построен в какой-то там –надцатый век. Рядом жила ослепительно-черная Кошка Кошка, которую очень любил Человек. Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –. Чуточку щурилась, будто смотрела на свет Сердце стучало… Ах, как ее сердце мурчало! Если, при встрече, он тихо шептал ей: «Привет» Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла Гладить себя. На колени садилась сама. В парке однажды она с Человеком гуляла Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума. Выла соседка, сирена… Неслась неотложка. Что же такое творилось у всех в голове? Кошка молчала. Она не была его кошкой. Просто так вышло, что… то был ее Человек. Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела. Кротко ждала, когда в окнах появится свет. Просто сидела. И даже слегка поседела. Он ведь вернется, и тихо шепнет ей: «Привет» В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка Минус семь жизней. И минус еще один век. Он улыбнулся: «Ты правда ждала меня, Кошка?» «Кошки не ждут…Глупый, глупый ты мой Человек»

Speranza: Дураки не просятся на царство - Нечего там делать дуракам. Легче уезжать, чем оставаться, Легче уходить, чем ждать звонка, Легче потерять, чем потеряться, Сделать шаг естественней, чем сесть - Дураки не просятся на царство - Ведь у них свои заботы есть. Дураку бы теплого котенка, Дураку б соломинку в зубах, Дураку бы глупую девчонку, Чтобы быть на пару в дураках - Это умный плачет на коленях, Это умный хлопает дверьми... Умные до крови режут вены И сердца - чужие и свои, Умные настроили заборов Из железа, досок и гвоздей... А у дурака в ночном просторе Теплое дыханье лошадей. А у дурака ночное небо В мириадах незнакомых звезд, А у дурака - горбушка хлеба, Сена стог да конопатый нос!.. Незачем и негде оставаться, Неоткуда ждать ничьих звонков... Дураки не просятся на царство... Умные жалеют дураков (с)

Speranza: Не торопитесь уходить! Не торопитесь уходить! Постойте у открытой двери! Нельзя же с легкостью забыть Тех, кто вас любит, кто вам верит! Не торопитесь отвергать, Когда вам душу открывают… Достаньте мудрости печать, Сумейте просто промолчать! Вы ведь сумеете, я знаю. Не торопитесь разлюбить, Все чувства сразу отвергая, - Тепла вам может не хватить, Чтоб отчужденья лед растаял. Не торопитесь успевать, Найдите миг остановиться! А вдруг получится узнать И там, где надо, появиться… Не торопитесь все забыть, От вздорной мысли отмахнуться… Как нелегко все возвратить! Как нелегко назад вернуться! Игорь Федосеев

Speranza: Телефонный мир А в мире телефонном - день за днём Живут, касаясь осени гудками, Сны Беранже и тайны Мураками, И наши непризнанья под дождём. Звучит ,как эхо жизни, долгий звон, Мистралю подражая, певчим птицам, И кажется, что можно дозвониться До первых звёзд и сердца твоего, И можно дотянутся до листвы, Желтеющей в окне, вдохнув поглубже Весь этот мир, что был звонком разбужен Твоим,не доверяя снам травы, Считая, сколько жизней пронеслось От первой нашей до последней встречи, И пусть ноябрь как вечер быстротечен, Мы вновь живём с тобою на авось. И в те часы, когда не рассвело, Моё сознанье ветрено и хрупко.. И вновь звонок – я поднимаю трубку, Чтоб длить безумство твоего «Алло». (с) О. Олгерт

Speranza: Из под накидки напускной небрежности, из под рогожи грубости и грешности, из под лохмотьев несуразной внешности, которые мы носим на себе, достану жёлтого цыплёнка нежности и осторожно протяну тебе. Борис Штейн

Sidnet: Speranza Ночь в библиотеке ... Надя, это так романтично :)

Sonni: Ода дому Спешила, дела совершала, Проблемы-вопросы решала – Но вот и домой добралась. И, взявшись за ручку дверную, Я в жизнь попадаю иную, В иную свою ипостась. Уж я ль это не заслужила? Весь день хлопотала, кружила – И вот возвратилась извне В то самое время и место, Где кто-то вздохнёт: «Наконец-то!», А кто-то повиснет на мне. О, как всё обычно, привычно, Как буднично и прозаично: Разуться, поправить палас, Продукты из сумки повынуть, К столу табуретку придвинуть И чайник поставить на газ. Гнездо моё, улей, берлога! Весь день мой – по сути, дорога Сюда, на огонь маяка. И проза уборок и стирок, Стряпни и латания дырок Докучлива, но не горька. Очаг мой, пещера, жилплощадь, Мой мир, наизусть и на ощупь Знакомый, уютный, родной, Мой тёплый, надёжный и шумный, Взъерошенный, чуть неразумный – Мой ангел-хранитель земной… Любовь Сирота.

Speranza: Sidnet пишет: Ночь в библиотеке ... Надя, это так романтично :) И какой же он (романтизм) привязчивый! Андрей Макаревич Три сестры. Три сестры, три создания нежных В путь далекий собрались однажды, - Отыскать средь просторов безбрежных Тот родник, что спасает от жажды. У порога простившись, расстались И отправились в дальние дали. Имя первой - Любовь, а вторая - Мечта, А Надеждой последнюю звали. А Любовь покоряла пространства, Все стремилась к изменчивой цели, Но не вынесла непостоянства И ее уберечь не сумели. И осталось сестер только двое, - По дороге бредут, как и прежде. И когда вновь и вновь умирает любовь Остаются мечта и надежда. А Мечта, не снижая полета, До заветной до цели достала. И, достав, воплотилась во что-то, Но мечтой уже быть перестала. И осталась Надежда последней По дороге бредет, как и прежде. Пусть умрут вновь и вновь и мечта и любовь Пусть меня не оставит надежда. А сегодня окончены сроки, Всем обещано дивное лето. Отчего же мы так одиноки? Отчего нас разносит по свету? Только в самых далеких пределах Одного я прошу, как и прежде: Что бы жить и дышать и любить и мечтать Пусть меня не оставит надежда.

Speranza: Любовь пытаясь удержать, Берем как шпагу мы ее - Один берет за рукоять, Другой берет за острие. Любовь пытаясь оттолкнуть, Мы оба давим на нее - Один эфесом другу в грудь, Другой - под сердце острие. И тот, кто лезвие рукой Не в силах больше удержать, Когда-нибудь в любви другой Возьмет охотно рукоять. И рук, сжимающих металл Ему ничуть не будет жаль, Как будто он не испытал, Как режет сталь, как режет сталь... (с)

Speranza: Понравилось. Но чьи стихи - не знаю. Восемь писем (Для принца на белом коне). 1. Ваше Высочество, делаю, как мы условились - В выбранный час поджидаю на небе звезду. Знаю, что Вы больше года к походу готовились. Ваше Высочество, верю, надеюсь и жду! 2. Ваше Высочество, с молью борюсь за приданое, А вместо лестницы скинуть могу Вам косу. Наша звезда, отчего-то, сегодня туманная. Выйду размяться - Дракона чуток попасу. 3. Ваше Высочество, змей досаждает намёками, Что Вашей «прыти» причина скрывается в нём. Тихо лелею мечту увидать, как под окнами Змея потопчете Вы своим Белым Конём. 4. Ваше Высочество, змей прямо со смеху катится, Коли обмолвлюсь про Ваши отвагу и честь. Моль принялась уже за подвенечное платьице. Ваше Высочество! Совесть, вообще, у Вас есть? 5. Ваше Высочество, может быть Вы - безлошадное? Вашей неявки упорно ищу я предлог. А у Дракона дыхание вовсе не смрадное. Он, словно пёс, вечерами ложится у ног… 6. …он говорит (и я, кажется, верю чудовищу) В жизни главенствует подлости вечный закон - Принцы не знают, как правило, цену сокровищу, Цену сокровищу ведает только Дракон. 7. …наша звезда потускнела и, будто, качается. В свете её остаётся дорога пуста. Только Дракон не даёт мне, вконец уж, отчаяться. Мудрый и верный, он принцам иным нечета. 8. Принц, нынче мне целовать Вас по-сестрински хочется. Благословляю окольные Ваши пути. Я полюбила Дракона! О, Ваше Высочество, Чтоб Вам…такое же счастье навек обрести! ©

Астра: Ольга Воздвиженская Осенние отрывки Серое небо при тихой погоде, Ягод краснеющих горький запах. Осень неслышно всегда приходит - Рыжая кошка на мягких лапах. Смотрит прищуренным желтым глазом, Рыжий хвост задерет повыше, И пожелтели все листья разом, И зашуршали, как в страхе мыши. Кошка играет с ними, гоняет, Нюхает ветер, пушистит шкуру, Осень цвета меняет - линяет Кошка, из рыжей становится бурой. Только хвостом махнет, убегая, Кошка-осень. Но с первым снегом Крадучись, кошка придет другая - Голубоглазая с белым мехом.

Speranza: Астра Понравилось. И рисунок очень соответствует стихам.)))

Астра: В.Мулявин - Ю. Рыбчинский Крик птицы Из-за ревности неустанной, Из-за ревности злой и глухой, Я мог превратить тебя в камень Своею волшебной рукой. Я мог превратить тебя в дерево, Я мог превратить тебя в зарево, Но я превратил тебя в птицу, Навеки расставшись с тобой. Уж если навек не вместе мы, Так пусть же в жизни хоть раз Крылатым будет возмездие, За ложь обнаженных фраз. Ты была сиреной, Я теперь нелюдим, Я бы простил измену, Если бы не любил. Приезжают ко мне капитаны, Говорят, что летать ты устала, Что хочешь стать снова прежней И хочешь вернуться ко мне. Вернуться ко мне русокосою, Вернуться ко мне синеокою, Но я ведь не верю словам твоим, Навеки расставшись с тобой. Уж если навек не вместе мы, Так пусть же в жизни хоть раз Крылатым будет возмездие За ложь обнаженных фраз. Ты была сиреной, Я теперь нелюдим. Я бы простил измену, Если бы не любил. Промчались печальные годы, И однажды ко мне на рассвете Вернулись друзья с охоты И бросили птицу на стол. Нездешнюю птицу и странную. С глубокой кровавою раною, С глазами такими знакомыми И с перебитым крылом. Вот, наконец, и вместе мы, Так что я так грустно пою? Над убитой крылатой невестою Я на коленях стою. Ты была сиреной, Я пел твои песни, звеня. Тебя не хотел простить я, А кто же простит меня? 1973

Speranza: Ольга Берггольц Я уеду, я уеду... Я уеду, я уеду по открытию воды!.. Не ищи меня по следу — смоет беглые следы. А за мною для начала все мосты поразведут и на пристанях-вокзалах даже справок не дадут. ...Вспоминай мой легкий голос голос песенки простой, мой послушный мягкий волос масти светло-золотой... Но не спрашивай прохожих о приметах — не поймут: новой стану, непохожей, не известной никому. И когда вернусь иная, возмужалой и простой. поклонюсь — и не узнаешь, кто здоровался с тобой. Но внезапно затоскуешь, спросишь, руку не отняв: — Ты не знаешь ли такую, разлюбившую меня? — Да,— отвечу,— я встречала эту женщину в пути. Как она тогда скучала — места не могла найти... Не давала мне покою, что-то путала, плела... Чуждой власти над собою эта женщина ждала. Я давно рассталась с нею, я жила совсем одна, я судить ее не смею и не знаю, где она. 1936

Speranza: Что ж…Поживи со мной, если хочется, Всё равно, поверь, нам не петь вдвоём. Обязательно лето кончится, Сядем в лодочку и приплывём… Вот и первый листопад, Как кораблекрушенье, Лишь обломки облаков В лужах августа тонут. И предчувствие любви До головокруженья, И предчувствие беды, Да в глазах — тихий омут. А в тихом омуте — дело к осени, Хочешь — сказку мне, хочешь — песню спой, Как клёны первыми листья сбросили: Точно — к осени, значит — в запой! И я ночи напролёт Стану пить бабье лето, И охранником моим Будет автоответчик. И никто не подойдёт — Ни словца, ни привета, Впрочем, всё это — моё, Тут я тебе не советчик. Здесь бы третий куплет по сюжету, но…нету, Просто тихо скажи: до свидания, лето. Просто жизнь наша — зал ожидания… До свидания… В .Третьяков

Астра: Speranza Надя, даже стихи от людей, чем-то ставшими близкими, воспринимаются намного созвучными с собой, чем от тех, с кем не удалось найти общие точки соприкосновения. Тебе не кажется? А я всё какую-то тяжеловесную писанину порой ляпаю... На одном - двух сайтах люблю читать авторов пишущих разными стилями, с озвучиванием тоже, восхищаюсь некоторыми, вливают в меня силы они, радуют до... ЯС - японский сонет. Красивым должен быть, тонким, глубоким, образным. Нет, с тех сайтов не могу оставлять тут сочинения. Почему? Есть сомнение во мне. Однажды оставила на Розовом форуме и хорошо, что удалили мой пост тогда вместе с моим профилем. На месте разрушенного дома Камешек плоский, дерева ставен узор – память навеки. Ягод черемух, чашки синий осколок – сердце заплачет… Встреча ушедшего здесь с будущим нашим ветром волшебным тихо парус поднимет. Я тут в конце октября написала строчечку "может кто-то умрет" и через неделю умерла у меня тётя. Сколько мы с ней пережили в далекие деревенские годы... Не могу еще свыкнуться, что не будет больше встречи.

Speranza: Астра пишет: Надя, даже стихи от людей, чем-то ставшими близкими, воспринимаются намного созвучными с собой, чем от тех, с кем не удалось найти общие точки соприкосновения. Тебе не кажется? Да, Света. И у меня также. Если человек мне близок, всегда интересно, чем он живет. Я сегодня собралась и поехала в Филармонию. Так вот, во время концерта были моменты, когда я с огорчением думала: как жаль, что рядом нет моей подруги, потому что эта музыка ей очень бы понравилась. Соболезную твоей потере. Тяжело это - жить только воспоминаниями о дорогих людях, когда больше не поговорить, не увидеть...

Speranza: Е. Евтушенко Со мною вот что происходит: Ко мне мой старый друг не ходит, А ходят в праздной суете Разнообразные не те. И он не с теми ходит где-то, И тоже понимает это, И наш раздор не объясним, Мы оба мучаемся с ним. Со мною вот что происходит: Совсем не та ко мне приходит, Мне руки на плечи кладёт И у другой меня крадёт. А той, скажите бога ради, Кому на плечи руки класть? Та, у которой я украден, В отместку тоже станет красть. Не сразу этим же ответит, А будет жить с собой в борьбе И неосознанно наметит Кого-то дальнего себе. О, сколько нервных и недужных, Ненужных связей, дружб ненужных! Во мне уже осатанённость... О, кто-нибудь, приди, нарушь Чужих людей соединённость И разобщённость близких душ! Со мною вот что происходит: Ко мне мой старый друг не ходит, А ходят в праздной суете Разнообразные не те. Со мною вот что происходит...

Speranza: ******* Оказалось, все просто - не нужны мне ни клубы, ни пафос, ни party, мне не надо мартини в бокале и водка с вечною колой - а лишь подоконник широкий и кофе, последние деньги на платье, winston, духи горько-горько, никаких больше в сердце уколов. не нужны фотографии мальчиков сладких-пресладких, и их поцелуи, и нежность фальшивая, мне нужно другое. чтобы было тепло, чтобы осень и небо, наброски в тетрадке. и образ. образ - глаза, губы, руки, лицо чтоб родное. мне нужно, чтоб кто-нибудь где-нибудь ждал и писал смс 'ya sku4au' чтоб включить телефон и увидеть, что кто-то звонил раз 15. чтоб обнял крепко-крепко, утешил и нежно 'налить тебе чаю?' мне надо, чтоб кто-нибудь спас, чтоб самой не стараться. да, я хочу, чтобы кто-нибудь был моим счастьем, все просто. чтоб всю ночь говорить, засыпать лишь, счастливой, под утро. мне не надо любви ни безумной, ни вечной, ни броской. оказалось, - мне нужно всего лишь быть важной и нужной кому-то. (с)

Sidnet: Марина Цветаева Вот опять окно, Где опять не спят. Может - пьют вино, Может - так сидят. Или просто - рук Не разнимут двое. В каждом доме, друг, Есть окно такое. Крик разлук и встреч - Ты, окно в ночи! Может - сотни свеч, Может - три свечи... Нет и нет уму Моему покоя. И в моем дому Завелось такое. Помолись, дружок, за бессонный дом, За окно с огнем! 23 декабря 1916

Астра: Speranza пишет (с): чтоб обнял крепко-крепко, утешил и нежно 'налить тебе чаю?' мне надо, чтоб кто-нибудь спас, чтоб самой не стараться.Ты выбрала стих, где говорится только о реальном рядом возможном? Веришь ли ты в отношения лишь виртуальные, Надя?

Speranza: Астра пишет: Ты выбрала стих, где говорится только о реальном рядом возможном? Веришь ли ты в отношения лишь виртуальные, Надя? Верю, Света. Мне довелось жить чувствами на расстоянии. Но больше не хочу виртуального, поэтому и задел меня чем-то этот стих.

Астра: Speranza Трудно говорить об этом и легко, если рядом надежный человек, а в пространстве Инета опасно)) Несколько дней раздумывала, нет, пожалуй, будем лишь меняться стихами, восхищаться совпадениями и жить, пока живётся.Ты подари мне секрет, добрая маска. Я нарисую твой след в памяти лаской. (с)

Speranza: Астра Да уж, совпадения... На прошлой неделе меня пригласили на семинар по психологии, а там оказалась очень милая молодая женщина - твоя, Света, землячка из Лысьвы Пермского края. Когда я за чаем, в перерыве, услышала ее голос, то что-то очень знакомое вспомнилось в её непохожем на питерский говоре. Так мы с ней и познакомились, и я рассказала ей о своей знакомой по Инету. О тебе, Света. Жду теперь от нее письма с дороги...

Speranza: Я ждал твоего звонка Антон Духовской Влечет в суету вокзала Нас, как мотыльков, к огню... Прощаясь, ты мне сказала: "Я вечером позвоню". И вечер спешил навстречу, И поступь его легка. Что делал я в этот вечер? Я ждал твоего звонка. И город мерцал огнями, А утром тушил огни. И время мелькало днями — В неделю сложились дни. И, может быть, от безделья Просилась к строке строка... Что делал я всю неделю? Я ждал твоего звонка. Уж так повелось на свете — У времени скорый бег. И как-то на радость детям Умыл землю первый снег. Подошвами снег замесят. Заметят — зима близка. Что делал я целый месяц? Я ждал твоего звонка. ...Давно уже спим ночами. И мода давно не та. Привыкли давно к молчанью. Лишь рвутся стихи с листа. За окнами — непогода. Я грею в руке бокал... Что делал я эти годы? Я ждал твоего звонка. И, падая, ветром срезан, Последний листок дрожит... И прожит уже отрезок Длиною всего-то... в жизнь... Лишь нота одна не спета — Загадочна и тонка... Что делал я в жизни этой? Я ждал твоего звонка.

Астра: Speranza Даа, удивительная встреча Может и фамилия ее мне знакома. Говорить о своих встречах с питерцами ни в какое сравнение не пойдет. Я когда этим летом ездила к морю, то моя спутница тоже рассказала историю, как при пересечении границы случайно увидела в бланке таможенного листа незнакомой соседки по автобусу название своего родного города.

Астра: Иосиф Бродский "Что ты делаешь, птичка" Что ты делаешь, птичка, на черной ветке, оглядываясь тревожно? Хочешь сказать, что рогатки метки, но жизнь возможна? - Ах нет, когда целятся из рогатки, я не теряюсь. Гораздо страшнее твои догадки; на них я и озираюсь. - Боюсь, тебя привлекает клетка, и даже не золотая. Но лучше петь сидя на ветке; редко поют, летая. - Неправда! Меня привлекает вечность. Я с ней знакома. Ее первый признак - бесчеловечность. И здесь я - дома.

Астра: Евгений Евтушенко "Не исчезай" Не исчезай... Исчезнув из меня, развоплотясь, ты из себя исчезнешь, себе самой навеки изменя, и это будет низшая нечестность. Не исчезай... Исчезнуть — так легко. Воскреснуть друг для друга невозможно. Смерть втягивает слишком глубоко. Стать мертвым хоть на миг — неосторожно. Не исчезай... Забудь про третью тень. В любви есть только двое. Третьих нету. Чисты мы будем оба в Судный день, когда нас трубы призовут к ответу. Не исчезай... Мы искупили грех. Мы оба неподсудны, невозбранны. Достойны мы с тобой прощенья тех, кому невольно причинили раны. Не исчезай. Исчезнуть можно вмиг, но как нам после встретиться в столетьях? Возможен ли на свете твой двойник и мой двойник? Лишь только в наших детях. Не исчезай. Дай мне свою ладонь. На ней написан я — я в это верю. Тем и страшна последняя любовь, что это не любовь, а страх потери.

Sidnet: Совесть, Благородство и Достоинство - вот оно святое наше воинство. Протяни ему свою ладонь, За него не страшно и в огонь. Лик его высок и удивителен. Посвяти ему свой краткий век. Может, и не станешь победителем, Но зато умрешь, как человек. Булат Окуджава

Астра: ...КУДА УХОДЯТ ЗВЕРИ... (Из Инета, автора не знаю) - Скажи, любовь моя, куда уходят звери? Где после смерти ветер их находит? Придумай что-нибудь, и я поверю В любую ложь. Куда они уходят? - Есть облака на небе цвета меди - Там лисы и куницы греют спины, На белых облаках живут медведи, На розовых – фламинго и павлины… Не надо плакать о звериной жизни, Об их глазах, предчувствием горящих, О том, что не узнать последней мысли, Мелькнувшей в их коротком настоящем… Не плачь о том, что время не вернется - Земле привлечь их души больше нечем… - Любовь моя, уже почти не бьется Кошачье сердце в теле человечьем… …не грусти обо мне, не тревожься, не плачь ты, я ещё не прожил девять жизней кошачьих, я ещё не успел надышаться весной, я ещё не хочу расставаться с тобой… Я чуть-чуть отдохну в мире радуг чудесных, я с друзьями спою там весенние песни, я чуть-чуть отосплюсь, я о боли забуду, И тогда я вернусь! И мы счастливы будем! Увеличить



полная версия страницы