Форум » Поэзия, проза и публицистика » Нас спасут стихи - 2 » Ответить

Нас спасут стихи - 2

Аленушка: Поэзия лечит душу.

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Аленушка: Клип "Черный ворон" (давала ссылку) и эти стихи - для меня рядом. Снаряды Лейтенант Александр Чурин, Командир артиллерийского взвода, В пятнадцать тридцать семь Девятнадцатого июля Тысяча девятсот сорок второго года Вспомнил о боге. И попросил у него ящик снарядов К единственной оставшейся у него Сорокапятимиллиметровке Бог вступил в дискуссию с лейтенантом, Припомнил ему выступления на политзанятиях, Насмешки над бабушкой Фросей, Отказал в чуде, Назвал аспидом краснопузым и бросил. Тогда комсомолец Александр Чурин, Ровно в пятнадцать сорок две, Обратился к дьяволу с предложением Обменять душу на ящик снарядов. Дьявол в этот момент развлекался стрелком В одном из трех танков, Ползущих к чуринской пушке, И, по понятным причинам, Апеллируя к фэйр плэй и законам войны, Отказал. Впрочем, обещал в недалеком будущем Похлопотать о Чурине у себя на работе. Отступать было смешно и некуда. Лейтенант приказал приготовить гранаты, Но в этот момент в расположении взвода Материализовался архангел. С ящиком снарядов под мышкой. Да еще подчинил вместе с рыжим Гришкой Вторую пушку. Помогал наводить. Били, как перепелов над стерней. Лейтенант утерся черной пятерней. Спасибо, Боже - молился Чурин, Что услышал меня, Что простил идиота… Подошло подкрепленье – стрелковая рота. Архангел зашивал старшине живот, Едва сдерживая рвоту. Таращила глаза пыльная пехота. Кто-то крестился, Кто-то плевался, глазам не веря, А седой ефрейтор смеялся, И повторял – Ну, дают! Ну, бля, артиллерия! http://begle.livejournal.com/42826.html

Астра: Евгений Евтушенко ПОСЛЕДНЯЯ ПОПЫТКА Моей жене Маше, подарившей мне с той поры, как было написано стихотворение, двух сыновей - Женю и Митю. Е. Е. 1993 Последняя попытка стать счастливым, припав ко всем изгибам, всем извивам лепечущей дрожащей белизны и к ягодам с дурманом бузины. Последняя попытка стать счастливым, как будто призрак мой перед обрывом и хочет прыгнуть ото всех обид туда, где я давным-давно разбит. Там на мои поломанные кости присела, отдыхая, стрекоза, и муравьи спокойно ходят в гости в мои пустые бывшие глаза. Я стал душой. Я выскользнул из тела, я выбрался из крошева костей, но в призраках мне быть осточертело, и снова тянет в столько пропастей. Влюбленный призрак пострашнее трупа, а ты не испугалась, поняла, и мы, как в пропасть, прыгнули друг в друга, но, распростерши белые крыла, нас пропасть на тумане подняла. И мы лежим с тобой не на постели, а на тумане, нас держащем еле. Я - призрак. Я уже не разобьюсь. Но ты - живая. За тебя боюсь. Вновь кружит ворон с траурным отливом и ждет свежинки - как на поле битв. Последняя попытка стать счастливым, последняя попытка полюбить.

Аленушка: Спасибо, Света! Очень сильные стихи.


Астра: Виктор Соснора Ты, близлежащий женщина, ты враг ближайший. Ты моя окаменелость. Ау, мой милый! Всесторонних благ! И в "до свиданья" веточку омелы. За ласки тел, целуемых впотьмах, за лапки лис, за журавлиный лепет, за балаганы слез, бубновый крах, иллюзии твои, притворный трепет, – ау, мой мститель, мастер мук, – ау, все наши антарктиды и Сахары, – ау! листаю новую главу, и новым ядом – новые стаканы. За ладан лжи, за олимпийский стикс, за Ватерлоо, за отмену хартий, за молнии в меня, - о отступись! Оставь меня. Все хорошо, и – хватит. Змеиный звон! За землю всех невест моих и не моих еще, – пью чашу, цикуту слез. Я не боюсь небес, их гнев – лишь ласка ненависти нашей. Униженный, и в ужасе с утра, как скоморох на жердочке оваций, о отступись! Еще дрожит струна, не дай и ей, последней, оборваться. Пью чашу зла, и пью и днесь и впредь веленье кары и волненье рока. Мы в жизни не сумели умереть, жить в смерти – сверхъестественная роскошь. Виктор Соснора Художник пробовал перо, как часовой границы - пломбу, как птица южная - полет... А я твердил тебе: не пробуй. Избавь себя от "завершенья сюжетов", "поисков себя", избавь себя от совершенства, от братьев почерка - избавь. Художник пробовал... как плач новорожденный, тренер - бицепс, как пробует топор палач и револьвер самоубийца. А я твердил тебе: осмелься не пробовать, взглянуть в глаза неотвратимому возмездью за словоблудье, славу, за уставы, идолопоклонство усидчивым карандашам... А требовалось так немного: всего-то навсего - дышать.

Аленушка: Море плясало и дождь над ним причитал. Я этого не писала. Ты этого не читал. Все остальное - тут

Speranza: Ох, уж эти одуванчики... Юнны Мориц. ОБьЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ. Х. Энгельбрехт. Мой друг, мой безумный, мой свет голубой, Умчалась бы я в понедельник с тобой Туда, где в классической синей ковбойке Поет у костра синеглазый ковбой! Во вторник бы сделалась я мотыльком, Тебя догнала бы на судне морском. На мачте бы я трепыхалась до Гавра, А в Гавре бы шла за тобой босиком! И в среду не поздно, и в среду могла б Умчаться туда, где растет баобаб. Могла бы я стать одуванчиком в среду, Он чудно летает и духом не слаб. В четверг замечательно рухнуть в прибой И вынырнуть где-нибудь рядом с тобой, Ну, в солнечной Греции, в облачной Швеции, Обнятьсяч навек м смешаться с толпой. А в пятницу! В пятницу гуси летят И лебеди тоже - куда захотят! На лебеде-гусе тебя догнала бы В пампасах, где ветры, как воры, свистят! И даже в субботу не поздно ничуть Пуститься в такой обольстительный путь И шепотом в Лувре к тебе обратиться: "Я - здесь, я - всегда и везде, не забудь!" Но мне в воскресенье приятней всего В кофейне на Рейне, где много всего, За столик присесть, где с коварной подружкой Гуляешь и ждешь меня меньше всего. Умчалась бы я за тобой в города, В пампасы и в прерии, в кое-куда... Но сколько селедок, морковок, петрушек Кудыкнут: - Куда ты??? - Нет, я никуда... *** СТРОФА Косточкой вишневой - В мякоти заката... Все, что стоит жизни, - Очень облакато.

Аленушка: Speranza Спасибо за чудесные стихи, Наденька!

Аленушка: это она с пасхальным ангелом на крылечке, белое платье, русых волос колечки, кожа чуть золотится, вербы стоят, как свечки, рядом смешные взрослые человечки, домиков с черепицей красной сплошной петит, сердце в лучах заката к тебе летит, дай же ей чуточку, самую малость, совсем немного: чтобы горело ясно, чтобы не гасло, чтобы не мокло, маленький домик с мальвами у порога, доброго пастора по субботам, по воскресеньям доброго бога, ласточку в небе, штопающую облака, черного хлеба, белого молока, голос, омытый воздухом побережья, земной, отважный, взгляд, отраженный морем, солёный, влажный, тело, словно звенящее от весенней жажды, парус, в который его завернут однажды, девочку с ангелом на крылечке, снега, снега, синие реки, лазоревые берега... http://serge-shestakov.livejournal.com/91143.html

Speranza: Сегодня же день рождения Б. Окуджавы. Не перечислить всех его мудрых, светлых стихотворений. Очень нравится фильм по его сценарию "Женя, Женечка и Катюша" с невыразимо трогательным Женей Колышкиным (Олегом Далем). Капли Датского короля Посвящается Вл. Мотылю В раннем детстве верил я, что от всех болезней капель Датского короля не найти полезней. И с тех пор горит во мне огонек той веры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Капли Датского короля или королевы - это крепче, чем вино, слаще карамели и сильнее клеветы, страха и холеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Рев орудий, посвист пуль, звон штыков и сабель растворяются легко в звоне этих капель, солнце, май, Арбат, любовь - выше нет карьеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Слава головы кружит, власть сердца щекочет. Грош цена тому, кто встать над другим захочет. Укрепляйте организм, принимайте меры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Если правду прокричать вам мешает кашель, не забудьте отхлебнуть этих чудных капель. Перед вами пусть встают прошлого примеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! 1964 Б.Окуждава click here

Speranza: Застолье: меньше есть, в меру пить … Нетерпеливо ты ждешь попасть на пиры и в застолья, Хочешь узнать от меня и для застолий совет? Слушай! Заставь себя ждать: ожиданье – лучшая сводня; Вам промедленье к лицу – дай загореться огням! Будь ты красив собой или нет, а станешь красива, Скравши ночной темнотой всякий досадный изъян. В кончики пальцев кусочки бери, чтоб изящнее кушать, И неопрятной рукой не утирай себе губ. Не объедайся ни здесь, на пиру, ни заранее, дома: Вовремя встань от еды, меньше, чем хочется, съев. Меньше есть, больше пить – для женщин гораздо пристойней: Вакх и Венерин сынок издавна в дружбе живут. Только и тут следи за собой, чтобы нога не дрожала, Ясной была голова и не двоилось в глазах. Женщине стыдно лежать, одурманенной влажным Лиэем, – Пусть бы такую ее первый попавшийся взял! Небезопасно и сном забываться на пиршестве пьяном – Можно во сне претерпеть много срамящих обид … Овидий



полная версия страницы