Форум » Поэзия, проза и публицистика » Нас спасут стихи - 2 » Ответить

Нас спасут стихи - 2

Аленушка: Поэзия лечит душу.

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Speranza: По классике тоскуя... Будет краткой увертюра, - Я скажу вам это сразу: Музыкальная культура Принакрылась медным тазом. Не нужны были стране советской Ни Слонимский, ни Пендерецкий Не нужны теперь стране российской Ни Пендерецкий, ни Слонимский... Дети тухлую попсятину жуют, На классическую музыку плюют. Но есть на свете извращенцы - Они считают, вольнодумцы, Что Анданте или Скерцо Лучше глупой "Умца-умцы". Говорят чудилы эти, Что есть на свете Доницетти И Скарлатти есть на свете. "Вы послушайте их, дети!" О душе нашей пекутся, Всё надеются на чудо, Но смеётся "умца-умца" И фигачит отовсюду. А я купил бы детям флейту и гобой, Чтоб росли, засранцы, с чистою душой, Но не слушают злодеи Ни Вольфганга Амадея, Ни Бетховена, ни Глюка, Говорят, что это мука, Говорят, что это скука и отстой! Я хотел купить им флейту и гобой, Чтоб росли детишки с чистою душой, Чтоб на склоне лет я в гамаке дремал, А моих детей дуэт для дедушки лабал. Кто теперь играть возьмется Пасакалью и мазурку Умницы-консерваторцы В кабаках играют "Мурку". Кто раскроет партитуру, Кто раздует жар сердец? В наше время скрипка - дура, "Стратокастер" - молодец! А помнишь, у Бетховена "Второй концерт", дружок? Там есть одна хреновина - Любимый мой кусок. Там скрипочки - Ти-ти-ти-ти! Рояль - Б-р-л-л-м! Опять скрипочки - Ти-беди, те-там! Рояль - Б-р-л-л-м! Ну, правда же - красиво, Ну правда ж - высший класс! Огромное спасибо Бетховену от нас! Дети ходят на кумиров поглазеть, На концертах у кумиров поборзеть. Но тинейджерские вопли, Восхищение и сопли Обусловлены политикой родных телеканалов И больших радиостанций, И дай Бог им всем здоровья, Зарабатывают деньги, Только совесть надо всё-таки иметь! Дайте Грига Бога ради! Дайте, дайте нам Скарлатти! Но отвечают злые дяди, Что Скарлатти не в формате, Что у Грига низкий рейтинг, Что он нудный, право слово, Так что будем слушать, дети, Композитора Крутого! А принёс бы дядя Штраус новый вальс, А ему б сказали: "Милый, много вас! За эфир сперва, папаша, проплати, А потом уж си-бемоль свою крути!" Должно же быть что-то святое, Прекрасное и не Крутое! Но искусство не замучить, не убить, Гендель жил, Гендель жив, Гендель будет жить! Я поставлю детям Баха, Я им Моцарта поставлю. Я с ремнём в руке к искусству Приобщиться их заставлю! Станут взрослыми ребятки И спасибо скажут папке. Бить по попке тоже важно, Чтоб растить нормальных граждан! Тимур Шаов

Аленушка: Евгений Витковский * * * Эту цепочку ломкою строчкой увековечу: Шило на мыло, мыло на сало, сало на гречу. Эта цепочка – точно по схеме, точно по слепку: Бабка за жучку, жучка за внучку, дедка за репку. Кружатся годы – белые враны, чёрные чайки. Не ошибиться в качестве шила, в сортности швайки. Цифры да цифры – как конвоиры с фронта и с тыла: Шило на мыло. Было да сплыло. Сердце остыло. Только бы тихо, только бы глухо, шито да крыто. Это не ярость, это не злоба. Это защита. Это защита от снегопада, от перепада. Чур: не бороться. Если не дали, значит, не надо. Можно молиться даже в канаве, даже в борделе, Чтоб ненароком, в самом бы деле, свиньи не съели. Чтобы, как надо, шелестом сада кончилось лето. Боже, спасибо: даже за это, даже за это. Всё остальное – побоку, на фиг. Не было речи. Снеги да вьюги. Ветер на круги. Вечность, до встречи.

Астра: Аленушка пишет: Поэзия лечит душу. Да-да! Вертинский Александр Песенка о моей жене Надоело в песнях душу разбазаривать, И, с концертов возвратясь к себе домой, Так приятно вечерами разговаривать Со своей умненькой, веселенькой женой. И сказать с улыбкой нежной, незаученной: "Ай ты, чижик мой, бесхвостый и смешной. Ничего, что я усталый и замученный, И немножко сумасшедший и больной. Ты не плачь, не плачь, моя красавица, Ты не плачь, женулечка-жена. В нашей жизни многое не нравится, Но зато в ней столько раз весна!" Чтоб терпеть мои актерские наклонности, Нужно ангельским терпеньем обладать, А прощать мои дежурные влюбленности - В этом тоже надо что-то понимать!.. И, целуя ей затылочек подстриженный, Чтоб вину свою загладить и замять, Моментально притворяешься обиженным, Начиная потихоньку напевать: "Ну не плачь, не плачь, моя красавица, Ну не злись, женулечка-жена, В нашей жизни все еще поправится! В нашей жизни столько раз весна!" А потом пройдут года, и, Вами брошенный, Постаревший, жалкий и смешной, Никому уже не нужный и изношенный, Я, как прежде, возвращусь к себе домой И скажу с улыбкой жалкой и заученной: "Здравствуй, чиженька, единственный и мой! Ничего, что я усталый и замученный, Одинокий, позабытый и больной. Ты не плачь, не плачь, моя красавица, Ты не плачь, женулечка-жена! Наша жизнь уж больше не поправится, Но зато ведь в ней была весна!.." 1930 Ненужное письмо Приезжайте. Не бойтесь. Мы будем друзьями, Нам обоим пора от любви отдохнуть, Потому что, увы, никакими словами, Никакими слезами ее не вернуть. Будем плавать, смеяться, ловить мандаринов, В белой узенькой лодке уйдем за маяк. На закате, когда будет вечер малинов, Будем книги читать о далеких краях. Мы в горячих камнях черепаху поймаем, Я Вам маленьких крабов в руках принесу. А любовь - похороним, любовь закопаем В прошлогодние листья в зеленом лесу. И когда тонкий месяц начнет серебриться И лиловое море уйдет за косу, Вам покажется белой серебряной птицей Адмиральская яхта на желтом мысу. Будем слушать, как плачут фаготы и трубы В танцевальном оркестре в большом казино, И за Ваши печальные детские губы Будем пить по ночам золотое вино. А любовь мы не будем тревожить словами Это мертвое пламя уже не раздуть, Потому что, увы, никакими мечтами, Никакими стихами любви не вернуть. Лето 1938, Циндао


Аленушка: Бахыт Кенжеев * * * Не убий, учили, не спи, не лги. Я который год раздаю долги, Да остался давний один должок – Милицейский город, сырой снежок. Что еще в испарине тех времен? Был студент речист, не весьма умен, Наряжался рыжим на карнавал, По подъездам барышень целовал. Хорошо безусому по Руси Милицейской ночью лететь в такси. Тормознет – и лбом саданешь в стекло, А очнешься – вдруг двадцать лет прошло. Я тогда любил говорящих "нет", За капризный взгляд, ненаглядный свет, Просыпалась жизнь, ноготком стуча, Музыкальным ларчиком без ключа. Я забыл, как звали моих подруг, Дальнозорок сделался, близорук, Да и ты ослепла почти, душа, В поездах простуженных мельтеша. Наклонюсь к стеклу, прислонюсь тесней. Двадцать лет прошло, будто двадцать дней. Деревянной лесенкой – мышь да ложь. Поневоле слезное запоешь. Голосит разлука, горчит звезда. Я давно люблю говорящих "да", Все-то мнится – сердце сквозь даль и лед Колокольным деревом прорастет. А должок остался, на два глотка, И записка мокрая коротка – Засмоли в бутылку воды морской, Той воды морской пополам с тоской, Чтобы сны устроили свой парад, Телефонный мучая аппарат, Чтобы слаще выплеснуться виной – Незабвенной, яблочной, наливной... http://www.vavilon.ru/texts/prim/kenzheev3-2.html А мне песня очень нравится на эти стихи, в исполнении Мищуков: http://audio.bard-cafe.komkon.org/NEW3/vm02cd12.mp3 Интересно, что поэты и барды видят текст по-разному: песня и стихи отличаются.

Шалый: Eсть на свете птица Быль Детство наше прошлое День за днем она летит, летит Понебу тревожному... В комнатушке, На стенах Календарь и ходики На рисунке неба - круг Папа с мамой в доммике! На осиновых стволах По кольцу прибавится Детство птицей улетит ................. Белый снег покрылся льдом Хрупким и прозрачным На рисунке Отчий дом Блеклым стал невзрачным! Пронесется птица быль Эхом разобьется В паутинках ветхий пень Кольцами смеется! На осиновых стволах По кольцу прибавится Детство птицей улетит ................. (с)

случайность: Cлучайно нашла в инете Автор Лилиан Cry in Soul Очень нежные и трогательные стихи, мне понравились. Дай прикоснутся мне к твоей щеке. Взглянуть в твои печальные глаза. Пусть мы с тобою далеки, Но друг без друга нам нельзя. Дай прикоснуться мне к твоим губам. Почувствовать твое дыханье. Прильнуть к твоей груди, рукам. Ощутить тепло и пониманье. Дай прикоснуться мне к твоей душе. Изведать в ней глубины, дали. Понять, поверить и довериться тебе, Чтоб мы с тобою ближе стали.

Шалый: Случайность - супер! Старенькая, всем известная вещь! Ефрем Амирамов Я не ною о судьбе, лучшее храня в себе И признанием тебе досаждая Привыкая к боли ран, я прощу тебе обман Ты ж как в песне у цыган - молодая Э-э-эй, молода-я Объяснить, не объяснишь и живешь, как-будто спишь А в бессонницу грешишь, почему-то А с тобою рядом кто и ты надеешься на что Ведь в этой жизни все не то, даже чудо Э-э-эй, даже чудо Только мне ль тебя учить, как необходимо жить С кем не спать, а с кем дружить, все гадая Что такое слово "честь", где-то чушь, а где-то лесть Ведь ты права какая есть, молодая Э-э-эй, молодая Ничего не говори, не боясь сгореть гори Я ж в огне твоей любви, пропадая Все в тебе благословлю, счастьем душу отравлю Просто я тебя люблю, молодая Э-э-эй, молодая

Speranza: Аркадий Смирнов. Я снегом лягу на твое плечо И в памяти всплыву строкою. В ненастный день пробьюсь к тебе лучом, Согрею, обниму и успокою. Я буду рядом – всюду и нигде, На все твои вопросы отвечая… Я пробегу по замершей воде Порывом ветра, голосами чаек. И синей стуже нас не разлучить Ведь нас с тобой зима соединила. Я буду жить огнём в твоей печи, Чтобы твоей душе тепла хватило. Я прорасту невиданной травой, Которая от всех болезней лечит И, облаком проплыв над головой, Я снегом опущусь тебе на плечи.

Астра: Осип Мандельштам Автопортрет В поднятьи головы крылатый Намек — но мешковат сюртук; В закрытьи глаз, в покое рук — Тайник движенья непочатый. Так вот кому летать и петь И слова пламенная ковкость,— Чтоб прирожденную неловкость Врожденным ритмом одолеть!

Аленушка: Александр Кушнер * * * Уходит лето. Ветер дует так, Что кажется, не лето, - жизнь уходит, И ежится, и ускоряет шаг, И плечиком от холода поводит. По пням, по кочкам, прямо по воде. Ей зимние не по душе заботы. Где дом ее? Ах, боже мой, везде! Особенно, где синь и пароходы. Уходит свет. Уходит жизнь сама. Прислушайся в ночи: любовь уходит, Оставив осень в качестве письма, Где доводы последние приводит. Уходит муза. С кленов, с тополей Летит листва, летят ей вслед стрекозы. И женщины уходят все быстрей, Почти бегом, опережая слезы.



полная версия страницы